Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Волошинова Л. Ф., Сушков А. Н. Загадочные Парамоновские склады // Донской временник. Год 2018-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2017. Вып. 26. С. 188-195. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/5/art.aspx?art_id=1601

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2018-й

ПАМЯТНИКИ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ

Л. Ф. ВОЛОШИНОВА, А. Н. СУШКОВ

ЗАГАДОЧНЫЕ ПАРАМОНОВСКИЕ СКЛАДЫ

Сегодня в Ростове на грани гибели находится уникальный историко-природный архитектурный комплекс, называемый ростовчанами Парамоновскими складами. Городская молва незаслуженно приписала имя Парамонова всему комплексу, в то время, как Елпидифор Трофимович Парамонов владел лишь одним из складов на Береговой улице, и он до настоящего времени не сохранился. В официальном списке объектов культурного наследия федерального значения Парамоновские склады обозначены как «Комплекс экспортных зерновых складов. ХIХ в.».

Главным достоинством этих сооружений является их неразрывная связь с историческим ландшафтом, Богатяновским урочищем, городской средой. Корпуса зерновых складов стоят на древнем водоносном склоне с родниками и гидротехническими устройствами по организации их потоков. Комплекс выделяется на фоне других городских сооружений характерным семизубчатым силуэтом верхнего корпуса, который полтора века возвышается над нижними строениями своеобразной рукотворной волной.

К сожалению, при постановке на государственную охрану родники и дренажные устройства внутри и вокруг корпусов не были признаны предметом охраны.

Но 19 сентября 2016 года три родника верхнего корпуса складов были внесены в Государственный водный реестр (ГВР) под названием «Парамоновские», благодаря инициативе ростовчан Владимира Романовского и Александра Сушкова при поддержке общественной группы «Поток».

В декабре 2013 года корпуса складов были переданы арендатору ООО «Альянс-М» как нежилые помещения – объекты культурного наследия федерального значения. На тот момент территория комплекса не была изучена и обследована в полной мере, а потому уже позднее выяснилось, что помимо пяти корпусов, состоящих на охране как памятники федерального значения, есть рядом ещё корпус, ныне включённый в перечень выявленных объектов культурного наследия с названием «Склад портовой каменный кон. XVIII–XIX в.».

Остановимся на истории создания корпусов наиболее интересных для исследователей.

Склад портовой каменный конца ХVIII–XIX века

(улица Береговая, №47 Б)

Склад портовой каменный, конец ХVIII века. Реконструкция Л. Ф. Волошиновой

Склад расположен за двухэтажным кирпичным корпусом (ул. Береговая, №47 А) и стал предметом исследований только в конце 2016 года. Исторические планы, документы позволяют связать обустройство места на склоне и историю его возведения со временем существования крепости Св. Димитрия Ростовского (1761–1835).

Место, на котором появляется склад, впервые встречаем на плане Димитриевской крепости 1768 года, составленном А. И. Ригельманом [1]. Это небольшая промежуточная терраса на склоне высокого каменистого берега Дона. К этому времени она уже использовалась как торговое место, обозначенное в экспликации «мясные ряды».

Следует заметить, что к этому времени строительство крепостных сооружений в основном было завершено, при том, что продолжалось устройство валов между редутами и рвов у их основания [2]. К 1768 году крепость уже представляла серьёзную защиту от набегов татар и ногайцев с крымской стороны: к валам крепости враг подойти уже не решался. Именно в это время к западу от крепости, на береговом склоне, появляется торговое место рядом с древним холмом «Городище», на котором в первые века нашей эры также производился товарообмен.

С началом войны между Турцией и Россией (1768–1774) ростовская крепость стала главной военной базой командира резерва 2‑ой армии. После взятия русскими войсками Азовской и Таганрогской крепостей в декабре 1769 года адмирал Синявин потребовал от Государственной Алмиралтейств-коллегии прислать архитектора для строительства в крепостях адмиралтейских служб, магазинов и светлиц. Тогда по распоряжению коллегии для составления архитектурных планов, строений и чертежей был прислан Василий Петров с учеником «в число будущего в Таганроге штатного положения» [3]. В начале 1770 годов в самой нижней, выходящей к Дону, части Димитриевской крепости, Василий Петров соорудил морские пакгаузы. В них хранилась амуниция моряков, снаряжение для судов, боеприпасы [4].

На плане крепости Св. Димитрия Ростовского первой половины 1780-х годов, выполненном Морисом де Веренезом, ниже Богатого источника мы видим пристань и многочисленные инженерные строения [5]. В плане уже отсутствует портовая таможня (переведена в Таганрог в 1776 году). К западу от крепости, рядом с холмом «Городище», вместо мясных рядов обозначены два строения, названные в экспликации в разделе Инженерные строения «на  уступе цейхауз». В прилагавшемся к плану крепости «фасаду» донского берега на этом месте было показано длинное одноэтажное строение со скатной крышей. Скорее всего, оно было деревянным, как все складские строения, возводимые в ходе военных действий. Появляется оно в 1780-е годы, когда в крепости неоднократно бывал и недолго проживал А. В. Суворов, в то время занимавшийся сооружением оборонительной линии на Кубани. Удобное место на уступе отвечает новым потребностям. Строящаяся рядом на верфи у Темерника в 1770 годы флотилия требовала экипировки и оснащения, а воинские части нуждались в складировании амуниции и обмундирования. Нельзя не учитывать выгодность расположения военного склада на склоне по сравнению с другими пакгаузами (нем. военный склад) на нижнем участке берега, страдающими от весеннего половодья.

В следующей Русско‑турецкой войне 1788–1791 годов Свято‑Димитриевская крепость оставалась штаб‑квартирой русский войск, действующих на Кубани и в Крыму, а также базой по снабжению армии и флота боеприпасами, провизией, амуницией и прочим.

Точное время, когда деревянное строение было заменено каменным, назвать трудно. Можно только сказать, что аналогичный процесс происходит в соседней Азовской крепости в конце 1790 годов. Как сообщает историк Азова Л. Б. Перепечаева, «в условиях мирного времени постройки, выстроенные в период войны наспех, из земли и дерева, перестраивались уже более фундаментально, с использованием камня и кирпича» [6]. «На уступе цейхауз» в те годы был сооружен «из бударного леса, покрыт лубьями и дранью» как и другие строения, принадлежащие инженерной команде [7].

Поводом для перестройки, скорее всего, был «Указ Его императорского Величества принять скоропостижные меры для приведения в оборонительное состояние артиллерии в крепостях» конца 1797 года [8]. В последующее время в Димитриевской крепости выполняют ремонт каменного порохового погреба в донском редуте, сооружают «каменную для артиллерийской команды солдатскую казарму», производят ремонт крыш в тринадцати каменных офицерских светлицах, строят пять каменных кухонь.

Происходит перестройка и цейхауза. О нём в «Ведомости о неоконченных в 1805 г. работах» записано: «В инженерном цейхаузе пол возвысить землёю невольниками» [9]. В этом свидетельстве заключена интересная подробность о строительстве в крепости. Значительная часть работ выполнялась военнопленными, содержавшимися в крепости после минувшей русско-турецкой войны. Об этом сообщают историки Ростова-на-Дону ХIХ века.

Ныне каменный одноэтажный корпус благодаря материалу, из которого сделаны стены, и приёмам строительства сохраняет свой прежний вид. Характерные его приметы – высокий цокольный ярус, компактный план в виде параллелограмма, значительная толщина стен (1,45–2,0 метра) в сочетании с небольшими размерами внутренних помещений, малые оконные проёмы в верхней части фасада.

Угол расположения стен и значительная толщина восточной стены позволяют предположить, что с этой стороны он примыкал к участку склона, а фундаментом склада стало, скорее всего, его каменное основание. Вдоль главного, южного, фасада каменного корпуса сегодня расположена узкая платформа со следами неоднократных переделок.

Полигональная кладка стен выполнена из рубленого известняка-ракушечника на известковом растворе. Западная стена в позднее время (предположительно конец ХIХ века) была заменена кирпичной и объединена с каменными стенами профилированным карнизом. Откосы и лучковые арки с декоративными замками пяти ворот выложены по фасаду кирпичной кладкой. Небольшие окошки-бойницы по обе стороны ворот имеют аналогичные кирпичные обрамления. Возможно, корпус возводился одновременно с выравниванием площадки на каменном склоне, а полученный камень шёл на кладку стен. Более дорогой материал, кирпич, использовался только для отделки углов проёмов. Сочетание кирпича и грубо обработанного камня в кладке удешевляло строительство и придавало особую художественную выразительность фасаду, усиленную функциональными деталями.

Ритм невысоких пилонов в простенках проёмов (до верха окошек) подчёркивает крепостной облик фасада, который завершался венчающим карнизом (ныне большей частью утрачен). Двухскатная крыша строения была устроена по деревянным стропилам (ныне утрачены), деревянные полотна ворот обиты листовым железом, окна забраны в металлические решётки. Под фрагментами венчающего карниза уцелели металлические кольца на костылях для подъёма грузов на платформу, протянувшуюся вдоль фасада.

Таким образом, вся декоративная система фасада проявляла его тектонику, что позволяет определить здание архитектурным сооружением конца ХVIII–начала ХIХ века.

Это предположение нашло отклик у доктора искусствоведения, кандидата архитектуры, профессора Московского архитектурного института И. Е. Путятина, поддержавшего исследователей Парамоновских складов в личной переписке. Он также одобрил два найденных стилистических аналога фасадов для нашего склада: фабричный корпус III четверти ХVIII века в вотчине Скорняково графа И. Г. Чернышёва и строения шведской крепости Леннойтус, перестроенной в 1792 году после взятия её русскими войсками.

Интереснейший таинственный элемент каменного склада расположен в центральном его помещении по северной стене. Даже внешний осмотр позволяет признать его проёмом в начале подземного хода или галереи, ведущей вглубь крутого склона. Часть проёма ещё недавно была скрыта современной кирпичной кладкой. Его массивная кирпичная лучковая арка (2,5 кирпича толщиной) опирается на боковые кирпичные стены. В верхнюю часть откосов входа, ниже пяты арки, входят блоки известняка-ракушечника. Над ними сохранились металлические подставы для навеса дверных створок. Предположительно аналогичные подставы находятся и ниже (на данный момент под землёй). Общая ширина проёма около метра.

Значительный интерес представляет поэтажный план 1929 года этого складского корпуса [10], обнаруженный сотрудниками государственного учреждения культуры «Донское наследие». На нём за северной стеной с отступом в 1‑4,4 метра, расположена массивная подпорная стена из камня, возможно включающая участки склона. Эту полость можно рассматривать как вентиляционную и гидроизоляционную галерею. Она огибает западный торец склада и выходит к его фасаду. У восточного торца галереи выход не показан. Это наводит на мысль о его закладке или связи с соседней подземной галереей за стеной ныне разобранного корпуса. Здесь вспоминаются утверждения старожилов Богатяновки о связи всех подземных галерей на этом склоне с подземным ходом, проложенным в позапрошлом веке из крепости Св. Димитрия Ростовского к берегу Дона. Эти утверждения требуют основательных археологических исследований.

Интересную подробность из жизни крепости мы узнаем в одном из архивных дел ГАРО. В нём сообщается, что в 1805 году для проживания колодников (арестантов) используются помещения в строениях при гаубгоспитале, гаубвахте и других постройках за крепостными валами с предварительной установкой на окнах решеток [11]. Вполне возможно, что и наш каменный склад какое-то время служил приютом для арестантов и военнопленных-строителей.

Следующие несколько десятилетий биографии каменного склада не находят пока документальных подтверждений. Возможно, после 1836 года, когда в Ростове начала действовать таможенная застава (с правами таможни), склад использовался как пакгауз (закрытое помещение при таможне или транспортной компании).

Крымская война 1853–1856 годов ненадолго вернула всем складам ростовского порта военное назначение. Через таганрогский порт российская армия в Крыму получала продовольствие, боеприпасы и снаряжение, сосредоточенные на складах Ростова и Азова [12].

В последующее десятилетие развития порта квартал №14 (включающий бывшие склады крепости) так же, как и большая часть квартала №27 у Богатого источника (с бывшими складскими и подсобными строениями), всё ещё не отдаются под купеческие магазины и амбары. Об этом свидетельствует план Ростова-на-Дону 1868 года [13].

Предположение об использовании этих кварталов находим в журнале Ростовской-на-Дону городской думы за февраль 1885 года. Здесь говорится, что «морское министерство, ввиду предстоящего значительного развития Черноморского флота и увеличения сношений с сибирскими заводами, когда будет проложена железная дорога – признаёт необходимым удержать за собою означенный участок на берегу реки Дон, оставив его временно в пользовании Общества Пароходства по Дону, Азовскому и Черному морям…» [14, с. 58].

В 1888 году городская дума ходатайствует о возврате городу двух участков городской земли, находящихся «в ведении Министерств государственных имуществ и Морского». [15]. Вопрос разрешается в пользу города.

8 мая 1890 года в Ростове проходят «торги на продажу на снос принадлежащих военному ведомству, находящихся на городской земле различных построек, занимавшихся бывшим здесь полугоспиталем, провиантским магазином и пороховым погребом, оцененных на торгах в 3435 руб. Городская дума уполномочила управу для приобретения означенных построек в собственность города…» [16].

Предположительно, с начала 1880 годов часть квартала с №14, впоследствии с прилегающим участком пристани, занимает РОПиТ (Российское общество пароходства и торговли). Вероятно, в начале 1890 годов общество приобретает у городской управы «уцелевший провиантский магазин» и присоединяет его к своему участку на берегу Дона. Следует пояснить, что к тому времени все строения у пристаней назывались «провиантскими магазинами».

Интересные сведения о перестройках каменного склада РОПиТ (теперь называемого пакгаузом) в четвёртом участке города на берегу реки Дон встречаются в газете «Ведомости Ростовской-на-Дону городской управы» за 1898 год. В рубрике «Сведения о разрешённых постройках и ремонтах» с июня по август приводятся три разрешения. В первом – разрешается «поставить внутренние переборы в пакгаузе»; во втором – одобряется «постройка конторы и перестройка пакгауза на верхней площади» (по отношению к берегу реки Дон – Л. В.); в третьем – повторяется разрешение той же перестройки пакгауза и постройки конторы, но уже по адресу: «4-й участок города, Нижне-Бульварная улица». На плане города 1902 года видно, что квартал РОПиТ ограничивает на севере эта улица. В последнем разрешении на перестройку называется архитектор, контролирующий ведение этих работ, – гражданский инженер В. К. Шкитко [17].

Осмотр сохранившихся стен каменного склада и их деталей, а также изучение фотографий порта после сооружения набережной (начало 1900 годов) позволяют определить перестройки, которым подвергался корпус.

Западная стена склада (изначально каменная) была заменена кирпичной со сдвижкой к востоку. Её тогда выполнили значительно меньшей по толщине. Необходимость такой реконструкции, скорее всего, была обусловлена оползневыми процессами на склоне, особенно с западной стороны здания, где и в настоящее время бьёт родник. До наших дней сохранились горизонтальные кирпичные «упоры» у основания стены. Причём, судя по трещинам уже в кирпичной стене, процесс этот продолжался значительно позднее (возможно, после строительства выше по склону в начале 1970 годов ресторана «Балканы»).

А тогда, на рубеже ХIХ и ХХ веков, были переложены верхние части стен, каменный карниз заменён кирпичным (полный фрагмент сохранился), устроена новая крыша (ныне утрачена), вероятно, сооружена часть платформы перед фасадом и лестницы к южному фасаду с Береговой и Нижне-Бульварной улиц.

Многое о перестройках, истории и строительстве склада должны выявить последующие натурные и археологические исследования вокруг него и прилегающих к его торцам подпорных стен склона.

Значение каменного склада трудно переоценить. Ведь господствует мнение, что строения и сооружения времён крепости Св. Димитрия Ростовского не сохранились. Разрозненные фрагменты кладки оснований крепостных сооружений не вызывают интереса у археологов, так как зачастую находятся среди ветхой жилой застройки и трудно поддаются идентификации. Они исследуются лишь перед началом нового строительства (как культурный слой наземных и подземных сооружений крепости Св. Димитрия Ростовского). И сегодня для  экскурсионного обзора представляются примитивные современные новоделы и аскетичные информационные доски вместо подлинных фрагментов крепостных сооружений. Здесь же, рядом с комплексом экспортных зерновых складов ХIХ века мы имеем дело с уцелевшим, хоть и частично перестроенным складом у пристани Димитриевской крепости.

Будем надеяться, что каменный склад привлечёт внимание исследователей и у него появится арендатор, заинтересованный в его сохранении; что будут проведены консервационные работы и появится ещё один интереснейший объект экскурсионного показа, который, возможно, будет признан старейшим историческим памятником Ростова-на-Дону. Если же возникнет сомнение в его принадлежности к Димитриевской крепости, то сама датировка единственного уцелевшего каменного склада порта конца ХVIII – начала ХIХ века даёт основание отодвинуть датировку всего складского комплекса на семьдесят лет ранее.

16 января 2017 года ростовские краеведы – координатор общественной группы «Поток», инженер-исследователь А. Н. Сушков и Л. Ф. Волошинова – составили и зарегистрировали в Министерстве культуры Ростовской области заявление о включении каменного склада Димитриевской крепости как объекта, обладающего признаками культурного наследия, в Единый Государственный Реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) Российской Федерации. В июне 2017 года принято постановление Министерства культуры Ростовской области о включении каменного склада в перечень выявленных объектов культурного наследия с названием «Склад портовой, каменный, конец ХVIII–XIХ в.».

Склад с семизубчатым силуэтом конца XIX века

(корпус №2, улица Береговая, 51 Г)

Склад зерновой П. Р. Максимова. 1883 г. Реконструкция Л. Ф. Волошиновой

Следует заметить, что никакой другой складской корпус ростовского порта XIX века не обладал столь выразительным силуэтом. Вероятнее всего, зодчий хотел выделить в пространстве донского берега именно это место, богатством которого издревле были родники, позже скрытые стенами корпусов. Но, пожалуй, уникальным его делает то, что «корпус на родниках» объединил своим масштабом и силуэтом ранее возведенные корпуса в единый архитектурный комплекс.

У этого складского корпуса, расположенного на склоне между улицами Береговой и Седова (бывшая Верхне‑Бульварная), очень интересная история создания.

В начале 1880 годов новыми владельцами двух кирпичных корпусов по Береговой улице становятся купцы П. Р. и В. Р. Максимовы. С тех пор на планах города их сопровождает надпись: «Амбары Максимова».

Новые владельцы решают возвести ещё один складской корпус на верхнем участке склона (ныне корпус №2, улица Береговая, 51 Г). Корпус должен был располагаться на небольшой промежуточной террасе берега на месте выхода родников, что требовало смелого инженерного решения. Его выстроили к 1883 году «во всём согласно утверждённому городскою управою плану» архитектора В. И. Якунина» [18].

Осмотр здания позволяет сделать вывод, что его возведению предшествовало устройство водоотводных каналов вдоль склона для осушения строительной площадки. А уже в ходе строительства у верхнего яруса северной стены склада была выполнена высокая проходная галерея для проветривания с выходами по торцам корпуса (восточный выход ныне обрушен, снаружи засыпан). Воздух галереи охлаждался протекающими за её наружной стеной родниками. Вот как о ней говорилось в журналах Ростовской городской думы: «труба сделана вокруг магазинов, для осушения их; по ней сильная тяга воздуха сушит хорошо стены. Устроена она под тротуаром, заделана кирпичным сводом, засыпана землёю и сверху сделана мостовая или тротуар» [14, с. 59].

Представляется наиболее вероятным существование системы воздушной вентиляции помещений склада через кирпичные арки у основания северной стены. Через эти проёмы в складские помещения проходил сухой охлаждённый воздух, который поступал либо по вертикальным каналам из верхней проходной галереи; либо через нижнюю галерею на уровне арок.

По сведениям старожилов в начале 1970-х годов рядом со складским корпусом произошло обрушение склона, в результате которого были снесены жилые строения Нижнебульварной улицы. Вскоре произошло изменение водных слоёв склона. Часть вентиляционной галереи корпуса обрушилась, а подземные родниковые воды устремились через арки нижней галереи в помещения склада. В срочном порядке все водные потоки были взяты в желоба и выведены за южную стену в бетонный канал вдоль фасада. Изначальное обустройство кондиционирования внутренних помещений «зубчатого склада» могут прояснить только инженерные исследования.

Двухэтажный кирпичный корпус, через который ныне протекают родники, располагается параллельно одноэтажному корпусу №1 (улица Береговая, 51 А, Е). Склад прямоугольный, разделен поперечными стенами на большие складские помещения с отдельными входами. Соотношение сторон помещений приближено к модулю кирпича – 1:2. Корпус имеет мощный цоколь. Верхний ярус над каждым из семи складских помещений завершается высоким двухскатным щипцом торцовой стены. Так был сформирован выразительный семизубчатый силуэт корпуса, выделяющий его среди застройки на склоне. Скатная крыша была покрыта кровельным железом. Входы в семь помещений верхнего яруса и подъезды к ним осуществлялись со стороны Нижне-Бульварной улицы, на которую выходил северный одноярусный фасад.

Для складского корпуса архитектор избрал «кирпичный стиль» с использованием мотивов романского зодчества. Композиции северного и южного фасадов определял ритм семи щипцовых завершений стен. По их осям размещались ворота с оконными проёмами по обе стороны. Окна первого этажа были забраны решётками, ворота имели глухие створки, обитые железом. В верхнем ярусе над ними группировались (по три) узкие окна. Скаты щипцов имели карниз, подчёркнутый аркатурным поясом – рядом малых декоративных арочек на поверхности стены. На том же фасаде в уровне междуэтажного перекрытия располагались выпускные отверстия с деревянными лотками для ссыпки зерна на нижний ярус по брезентовым рукавам. Торцовые фасады корпуса проёмов не имели, завершались венчающим карнизом с зубчиками и разделялись междуэтажным поясом.

У основания стен корпуса были найдены кирпичи с маркировкой «1879» и «Л». Последняя позволяет сделать предположение об использовании кирпича ростовского завода Леванидова, а дата первой маркировки возможно говорит о существовании каких-то дренажных устройств еще до возведения здания или обозначает год начала его строительства.

Интересна личность архитектора, возводившего корпус с зубчатым силуэтом. Владимир Иванович Якунин – зодчий, приверженец «кирпичного стиля». В начале 1880‑х годов он занимал в Ростове должность городского архитектора, в те же годы вёл архитектурную практику в городе, проектировал и возводил в порту несколько складских корпусов.

В центре Ростова на Таганрогском проспекте им был выстроен Асмоловский театр [19] и контора мельницы Елицера. Он также вёл строительство колокольни собора Рождества Пресвятой Богородицы, завершённое в 1887 году. В. И. Якунину принадлежит проект Крытого рынка (1885) по Полицейской улице (ныне сооружение не сохранилось). Рынок представлял собой грандиозный навес, включающий «железные арки, покоящиеся на вертикальных железных фермах. Боковые части, примыкающие к навесу с трёх сторон, односкатные, на чугунных колоннах» [20]. Замечательно то, что при реализации этого проекта все его металлические изделия были выполнены на Ростовском чугунно-литейном заводе Д. Пастухова.

В конце 1886 года В. И. Якунин был переведён на службу в Варшаву по Таможенному ведомству, о чём сообщалось в журналах заседаний Ростовской-на-Дону городской думы [21]. Но своей деятельностью он внёс весомый вклад в архитектурное наследие Ростова-на-Дону последней четверти ХIХ века. К сожалению, на сегодняшний день на городской набережной уцелели лишь некоторые из сооружений, построенных по проектам Якунина. Тем более ценен сохранившийся корпус, возведённый этим зодчим.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Оба описанных складских корпуса сегодня сильно разрушены. Заинтересованность в их сохранении проявляют в настоящее время не государственный орган охраны памятников, министерство культуры Ростовской области, а общественные группы Ростова.

Привлекательной и конструктивной является концепция проекта «Парк-музей “Парамоны”», разработанная общественной группой «Поток». Она включает бережное отношение к береговому склону, подверженному оползневым процессам; предусматривает сохранение всех складских корпусов, северные стены которых являются подпорными стенами рельефа. Архиважно и то, что этим проектом предлагается сохранение и благоустройство всех родников, выходящих на склоне, как внесенных в Государственный водный реестр, так и не учтённых. Неотъемлемым элементом концепции является археологические исследования территории комплекса – памятника археологии «Ростовское городище I–III вв. н. э.» [22].

Концепция парк-музея предлагает консервацию корпусов на склоне: каменного склада конца ХVIII века и кирпичного корпуса 1883 года с зубчатым силуэтом, реставрацию и приспособление корпусов. На территории комплекса предполагается благоустройство природного ландшафта, потоков родников, создание экологической тропы, рекреационных площадок. Однако министерство культуры Ростовской области в июне 2017 года предложило для рассмотрения Общественного совета по объектам культурного наследия иной проект, выполненный на основании бизнес-плана арендатора ООО «Альянс “М”». Он был отклонён по причинам отсутствия обследования комплекса (гидрологического, археологического, экологического), отрицания сохранения общедоступности родников внесённых в Государственный водный реестр, грубого нарушения предмета охраны согласно охранному обязательству по всем корпусам складов, недопустимому нарушению исторического рельефа комплекса.

Несколько дней спустя был назначен аукцион по продаже «Комплекса экспортных зерновых складов, ХIХ в.», который проходил 31 июля 2017 года. Торги выиграло ООО «Алмо-Ойл».

Согласно законодательству, новый собственник должен заключить охранное обязательство по комплексу складов с министерством культуры Ростовской области. К настоящему времени этого не произошло. Новый собственник знакомится с комплексом складов, ранее изложенной концепцией «Парк-музей “Парамоны”», определяет свои подходы, проводит консультации с представителями общественных групп, не делает громких заявлений в прессе, не вспоминает об отклонённом проекте.

Это вселяет оптимизм, в то, что поиск новых концептуальных подходов к реставрации и приспособлению корпусов складов и использования их территории войдёт в реальное конструктивное русло, включит многие позитивные предложения изначальной концепции парка-музея, привлечёт знающих специалистов, позволит оптимально использовать необходимые для этого значительные денежные средства.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Чеботарёв Б. В. Новые картографические материалы по истории Ростова-на-Дону и окрестных селений второй половины XVIII века // Изв. Рост. обл. музея краеведения. Вып. 1(3). Ростов н/Д, 1959. Прил.: Карта 2 (к с. 58) План крепости Дмитрия Ростовского. 1768 г.

2. Лаврененко Е. М. Новая информация о крепости Святого Дмитрия Ростовского (на основесопоставления планов Ригельмана А. и М. де Верни (Верниза). // Изв. Рост. обл. музея краеведения. Вып. 12. Ростов н/Д. 2005. С. 75–79.

3. РГА ВМФ. Ф. 212. Оп. 4. Д. 4. Л. 325.

4. Смирнов В. В. Крепость Дмитрия Ростовского. Ростов-на-Дону : страницы истории. Ростов н/Д , 2009. С. 66.

5. РГА ВМФ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 459. Л. 3 об, 4 об; План крепости Святого Димитрия Ростовского, выполненый капитаном Морисом де Вернезом в 1798 г. // Гуржиева И. П. Под Покровом Пресвятой Богородицы. Ростов н/Д, 2007.

6. Перепечаева Л. Б. Азов – пограничная крепость России. Конец XVII – начало  ХХ в. /Азов. краевед. музей. Азов, 2001. С. 295. (Очерки истории Азова. Вып. 6).

7. ГАРО. Ф. 518. Оп. 1. Д. 74. Л. 67 об.

8. Там же. ГАРО. Ф. 518. Оп. 1. Д. 71. Л. 31 об.

9. Там же. Д. 83. Л. 1.

10. Техническое дело МУПТИиОН г. Ростова-на-Дону № 10/12.

11. ГАРО. Ф. 518. Оп. 1 Д. 80. Л. 226.

12. Гладченко В. Д. Дороги серебряной подковы Дона : ист.-краевед. очерки /Дон. Пушкин. о‑во, Аксайс. воен.-ист. музей. Ростов н/Д, 2010. С. 104.

13. План Ростова-на-Дону. 1868 г. // ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 151.

14. Журнал Ростовской на-Дону городской думы. 1885. № 5.

15. Журнал Ростовской на-Дону городской думы. 1888. .№ 8 (16 февр.). С. 147.

16. Журнал Ростовской на-Дону городской думы. 1890. № 10 (4 мая). С. 168.

17. Ведомости Ростовской на-Дону городской управы. 1898. 7 июня (№23). С. 3; 14 июня (№ 24). С. 2; 30 авг. (№35). С. 3.

18. Журнал Ростовской на-Дону городской думы. 1887. № 9 (27 марта). С. 117.

19. Освящение театра Асмолова // Дон. пчела. 1883. 20 окт.(№ 79). С. 3.

20. Донско-Азовский календарь на 1891 год. Ростов н/Д : Типо-литогр. И. А. Тер-Абрамиан, 1890. С. 127.

21. Журнал Ростовской на-Дону городской думы. 1886. № 14. (11 сент.). С. 248.

22. О принятии на государственную охрану памятников истории и культуры области : постановление Гл. Адм. Рост. обл. от 14 марта 1994 г. № 69 [электрон. док.] // СПС ГАРАНТ. URL: http://base.garant.ru/9900608/#ixzz4lNYJqkrD




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"