Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
 

Забытая история

Когда после возвращения из США Солженицын приехал в родной для него Ростов, трудно было сказать, какие чувства он испытывал. Здесь жила его мать. Здесь он учился в школе и на физмате Ростовского университета. Отсюда ушел на фронт. В наших же краях, в Новочеркасске, он едва не погиб – незадолго до своего отъезда в Америку...

Подробности этой загадочной истории стали в деталях известны в начале 90-х ростовскому журналисту Сергею Слепцову, работавшему тогда в телекомпании «Дон-ТР». Это было время, когда вскрывались закрытые архивы, и на страницы газет выплескивались тайны самого закрытого ведомства страны, КГБ. Именно тогда один из старых сотрудников госбезопасности и захотел встретиться с журналистом, чтобы поделиться подробностями покушения на автора «Одного дня Ивана Денисовича».

Подполковник КГБ Борис Иванов объяснил свое желание рассказать об этой истории достаточно просто: «Для меня террор не приемлем, кто бы ни был его «автором» и какими бы благими целями он ни оправдывался». Возможно, что этим рассказом участник тайной операции хотел искупить свою невольную вину перед всемирно известным писателем. Его воспоминания и легли в основу документального фильма «КГБ и Солженицын».

...Как-то раз начальник областного управления КГБ вызвал к себе майора Иванова, работавшего тогда в отделе, отвечавшем за идеологию, и представил его приезжему из Москвы. В распоряжение москвича и поступил майор в качестве офицера связи. Иванов не знал, какое именно задание должен был выполнить его «московский шеф». За ужином в буфете гостиницы «Московской» майор Иванов обратил внимание на подтянутого молодого человека, сидевшего неподалеку, и понял, что москвич знаком с ним, хотя виду не подавали ни тот, ни другой.

На следующий день Иванов с «московским шефом» выехали в Новочеркасск.

Как раз в то время Солженицын гостил здесь у своего однокашника. Писатель гулял по городу, сидел с другом у ночного костра, молился в Новочеркасском войсковом соборе. И все это время за ним неотступно и незаметно следовали офицеры из службы наружного наблюдения КГБ.

Кульминация наступила жарким летним полднем. Писатель зашел в гастроном на улице Московской, что в самом центре Новочеркасска. Следом за ним в магазин вошли и Иванов с московским гостем, остановившись в углу торгового зала у кадки с пальмой. Писатель стоял в очереди в кондитерский отдел. Тут Иванов увидел, что следом за писателем пристроился тот самый подтянутый парень, увиденный им еще в Ростове в буфете гостиницы «Московской».

Несмотря на жару, парень был в... перчатках. В руках у него был какой–то маленький предмет, он держал его на уровне поясницы Солженицына. Москвич потащил Иванова на улицу. Спустя несколько минут к ним присоединился и парень. Не обращая внимания на Иванова, он обратился к «московскому шефу»: «Ну, все. Долго ему не протянуть...».

В тот же день Александр Исаевич выехал в Москву. В столицу он прибыл в тяжелейшем состоянии: с высокой температурой и огромными, как подушки, волдырями от ожогов по всему телу. Целый месяц он отлеживался на даче Галины Вишневской, приютившей опального писателя. Приезжавшие к нему врачи не могли понять, откуда взялись эти жуткие ожоги. И неудивительно: кто из гражданских врачей знал, как выглядят последствия применения яда под названием рицинин, разработанного в секретных лабораториях КГБ. На удивление крепкий организм писателя осилил недуг. Через месяц Солженицын встал на ноги и вскоре был выслан из СССР.

В начале 90–х писатель по личному приглашению Горбачева вернулся в Россию. А вскоре приехал и в Ростов. Он гулял по городу в окружении толпы почитателей, журналистов и просто зевак. Ходил по улицам, знакомым с детства. Охотно делился воспоминаниями и впечатлениями. Но наотрез отказывался давать интервью.

Александр Исаевич сделал всего одно исключение – приехал в ТРК «Дон-ТР», чтобы посмотреть фильм ростовского журналиста «КГБ и Солженицын», о котором много слышал. В студии программы «Криминальный канал» он, замерев, всматривался в отснятые кадры, вслушивался в откровения подполковника Иванова. По высокому лбу писателя катились крупные капли пота – не просто узнавать в деталях, как тебя собирались убить. После просмотра он некоторое время не мог выговорить ни слова, молчал.

...С подполковником КГБ писатель не встретился – да и захотел бы? Борис Иванов умер незадолго до приезда Солженицына в Ростов, так и не успев попросить прощения у писателя, хотя очень этого хотел.

Забытая история / Е. Слепцова // Наше время. – 2008. – 12 дек. – С. 4





 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"