Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Ссылка по ГОСТу: Малаховский Е. И. Краеведом я был всегда // Донской временник. Год 2016-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2015. Вып. 24. С. 154-156. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m4/4/art.aspx?art_id=1429

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2016-й

Донские краеведы

Е. И. МАЛАХОВСКИЙ

КРАЕВЕДОМ Я БЫЛ ВСЕГДА

Однажды мы уже рассказывали о Евгении Ивановиче Малаховском – докторе технических наук, академике Академии связи Украины, инженере-электрике по профессии. В 1949 году он окончил Ростовский-на-Дону кинотехникум, в 1952-м – Всесоюзный заочный политехнический институт, в 1955-м – Новочеркасский политехнический, в 1957-м – Всесоюзный заочный энергетический институт, в 1964-м – аспирантуру без отрыва от производства при Киевском институте автоматики. Но каким же образом он обратился к донскому краеведению? – этот вопрос долгие годы несправедливо оставался без внимания «Донского временника».

Мы встретились с Евгением Ивановичем у него дома, где он неторопливо вспоминал, «как дошёл до жизни такой».

– Краеведением я заболел очень давно; я даже думаю, что краеведом я был всегда, всю свою жизнь.

С 1960 года я работал в Киеве. А ведь это исторический город; в нём – самые древние храмы на территории СССР! Я испытывал гордость, что живу в таком славном городе, и, конечно, очень интересовался его стариной. Со мной работали и другие сотрудники, неравнодушные к истории. Мы официально вели общественную работу как представители отделения Общества охраны памятников истории и культуры Украины в Шевченковском районе города.

А в нашем институте работало три тысячи че­ловек! Мы организовали ячейку при институте, которая считалась первичной организацией этого Общества. Разумеется, вносили членские взносы. Я был заместителем председателя Общества.

К слову сказать, в то время я работал старшим научным сотрудником лаборатории, был членом Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов, – у меня имелось семьдесят изобретений!

Чем занимались мы, общественники? Старались выявлять, где какие сохранились памятники старины, добивались, чтобы они попали в списки охраняемых; а как мы добивались? Писали в райком и горком партии, в областную парторганизацию, возмущались: что за безобразие – ни защиты, ни ограды! Выступали с лекциями на предприятиях. В один из выходных, помню, ходили чистить от мусора Синее озеро, что на окраине города; я как самый молодой, первым залезал в воду в плавках... Расчищали мы и другие озёра.

Конечно, организовывали экскурсии. Нужно было продумать маршрут, решить технические вопросы, просчитать, сколько человек поместится в автобус, – короче говоря, обычные в таких делах хлопоты… Выезжали и на день, и на два-три дня. Например, целью одной поездки мы поставили изучить древнее русло Днепра. Имелись у нас подшефные могилы на кладбищах (например, за нами была закреплена могила лётчика Петра Николаевича Нестерова, который первым сделал мёртвую петлю, первый в мире воздушный таран).

Рядом с институтом находился дом академика Отто Юльевича Шмидта (в нём, конечно, жили уже другие семьи); мы ратовали за то, чтобы выделили место для музея, однако из этого ничего не вышло.

В наши цели входило и сохранение исконных названий улиц. К слову, наш институт находился на улице Нагорной. И вдруг – это случилось в семидесятые – её переименовывают в улицу Петра Каракоца! Мы и письма писали с требованием вернуть старое название, и статьи в газетах писали, и конференции устраивали по этому поводу; при советской власти добиться ничего не удалось. И только после правления Горбачёва исконное название вернули.

В 1970-е я поехал со своим приятелем Толей Грохотовым на отдых в Сочи. Предупредил его: «Толя, я хочу съездить на толкучку – купить сумку, чтобы носить её через плечо».

Прихожу на эту самую толкучку. Народу – толпы! Вижу, среди толпы – старичок. Продаёт открытки, всего – сто штук. Заинтересовался: на них – Петербург 1903 года. Спрашиваю: «По чём продаёте?» Говорит: «Бери по пятачку».

Достаю пять рублей. Старичок опешил. «Неправильно?» – уточняю я. «Нет, всё правильно».

Дома рассмотрел, увлёкся. Потом сходил на толкучку снова – ещё открыток прикупил. А старик понял, что на самом деле они стоят дороже, что продешевил, и стал продавать каждую уже за двадцать копеек. Кончилось тем, что я пришёл к нему домой, и купил четыреста штук за сорок рублей!

Приехал я в Ростов. Вот интересно, правда? – живу в Киеве, заинтересовался Петербургом, но как же обстоят дела с моим Ростовом?! А Ростов – мой: здесь похоронены мои родители, здесь живёт моя сестра.

Итак, приехал я в Ростов – и через некоторое время стал собирать материалы о старом Ростове. Познакомился с людьми, которых интересует история города. Например, одним из них был Вартан Георгиевич Чинчян (1906–1981), другим Андрей Петрович Зимин (1913–1995). Я регулярно ходил на базар, покупал дореволюционные открытки, набралась большая коллекция; от видов глаза разбегались, я смотрел и волновался: какой заманчивый город, а я так мало о нём знаю. Одним словом, Ростов прочно вошёл в круг моих интересов. У Зимина оказалось много копий исторических справок из городского архива; я их перефотографировал, а потом и сам стал ходить в архив.

К сожалению, всё это делалось урывками, – я ведь бывал в Ростове наездами.

Однако успел свои фотографии оформить в большом альбоме – тем более что пора было в этом вопросе наводить порядок, то есть делать систематизацию.

Вы спрашиваете – почему меня особенно привлекли именно церкви? Дело тут вот в чём: мой интерес подогревался тем, что в советское время существовало негласное табу на то, что касалось современной церковной жизни. А ведь на постройку церквей люди жертвовали огромные деньги! И, конечно, любой храм – настоящее украшение города, это архитектура, радующая глаз.

Сведения о ростовских церквях я собирал в архивах; кроме того, покупал каждый номер московского журнала «Православный вестник». Важным для меня было и остаётся сейчас общение с людьми, и главное, главное! – изучение серьёзной литературы! Не пренебрегал я и советскими атеистическими книгами, поскольку нередко в моей работе возникали щекотливые моменты; а если я не учту всего написанного о том, что я сам изучаю, и буду представлять историю однобоко – читатели ведь мне не простят!

Я лично посещал каждое историческое место, которое изучал, каждый храм, фотографировал. Конечно, я изучал описания икон, церковных праздников, имена и жития святых, в честь которых освящались православные храмы и престолы их приделов в Ростове. Приходил домой к старожилам, задавал им вопросы, записывал свидетельства. Большую помощь мне оказал краевед Евгений Мовшович… В конце концов набрался материал на большую книгу. Так и случилась первая в городе монография «Храмы и культовые сооружения Ростова-на-Дону, утраченные и существующие».

За последние два года появились новые церковные здания; и по сей день идёт их активное строительство; скажем, в каждом лечебном заведении хотят иметь свою церковь, свою часовню… То есть я хочу сказать, что точку в такой работе, как моя, ставить невозможно. И я продолжаю работать! У меня новые планы, которые я буду претворять в жизнь. Насколько хватит сил, насколько хватит жизни…

Беседу записал Эмиль СОКОЛЬСКИЙ

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"