Донской временникДонской временникДонской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Токаренко С. Ф. Предки семикаракорского фаянса // Донской временник. Год 2012-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2011. Вып. 20. С. 98-100. URL: http://www.donvrem.dspl.ru//Files/article/m19/1/art.aspx?art_id=1107

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2012-й

Изобразительное искусство 

См. также: Евстифеева Т. С. Семикаракорский фаянс

С. Ф. ТОКАРЕНКО

Предки семикаракорского фаянса

К 340-летию Семикаракорска и 55-летию С. Ф. Токаренко

Сергей Фёдорович Токаренко

Весной 2008 года у левого берега Дона работал земснаряд. В народе это место отдыха называют Поповой косой (здесь любил проводить время писатель Борис Куликов). Сергей Фёдорович Токаренко, главный технолог керамического производства на предприятии «Аксинья», инстинктивно стал копаться в намытом песке и… обнаружил керамические черепки и изразцы, всего около двадцати фрагментов, схожие по цвету, характеру глиняного теста и обжига!

Дальнейшие поиски показали: находки принесены на косу с правого берега. Примерно в полутора километрах к югу от Старой Станицы (в устье Низенького Дона) из высокого песчаного дугообразного обрыва на протяжении 200–250 метров, – там, где песчаный горизонт образует возвышенность, – выходят на поверхность многочисленные фрагменты старой керамической посуды. Следовательно, сделал вывод Сергей Фёдорович, поселение располагалось на возвышенности.

В срезе обрыва обнаружены слой пепла и золы. Что это, древний очаг? Тут же, в большом количестве, – кости животных и рыб, некоторые с надпилами и надрезами, то есть со следами обработки человеком. Есть и предметы из кремния. «Казачий» период представлен крупными и мелкими фрагментами белоглиняных гончарных изделий: горшки, кувшины, тарелки, печные изразцы.

У И. М. Сулина в «Кратком описании станиц Области войска Донского» говорится: «Вода согнала станицу отсюда, и она переместилась далее по правой же стороне, в луг, в Попову грядину, а потом перешла на север, в Бугры...» Значит, Попова коса дала название и правобережному поселению напротив. Н. Г. Фрадкина пишет: станица находилось в урочище Большая Лука (сейчас оно – на расстоянии менее километра). Находки позволили сделать заключение о наличии трёхслойного поселения: срубной культуры позднего бронзового века, салтовской культуры раннего средневековья и казачьего периода ХVII века. Несколькими месяцами позже сотрудники Новочеркасского музея нашли серебряные монеты-«чешуйки» петровского периода, что позволило точно датировать казачий период: 1695–1698 годы. Толщина верхнего культурного слоя (20–30 см) говорит о том, что жители пребывали в этом месте не менее пятидесяти лет. Отнимем от 1695 года – получим 1645-й (официальная же дата основания города – 1672-й).

Современную карту Токаренко наложил на атлас адмирала Корнелия Крюйса – и предполагаемая точка поселения совпала с отметкой «де штат Семикаракор»! (Учёные В. Н. Королёв и З. А. Витков, занимавшиеся исторической географией, об этом месте не знали). Кстати, в письменных источниках Семикаракорский городок упоминается и в 1593 году. «Но пока эти письменные сведения не подтверждены фактически найденной точкой на местности, – говорит Сергей Фёдорович. – Археологи верят только тому, что можно видеть и держать в руках».

…А началось всё ещё с семейных рассказов. Многое поведал Сергею дед по матери Максим Алексеевич, офицер царской армии, участник Первой мировой и боёв с Махно. Спасаясь от репрессий, в 1928 году он сменил фамилию Тренак (предки – правильнее де Треньяк – проживали на юге Франции, имели свой родовой герб) на украинскую – Григорошенко. Дед по отцу был красноармейцем, тоже вспоминал о своём прошлом... Интерес к истории семьи перерос в страстное увлечение историей России и особенно – родного края. Активная переписка с товарищами по увлечению, дружба с учёными-палеонтологами, участие в их экспедициях – этому отдано почти всё свободное от работы время. А трудовой отпуск, который много лет подряд Сергей Фёдорович берёт в августе, – повод для организации экспедиции по поиску древних стоянок или казачьих городков Нижнего Дона…

На ЗАО «Аксинья» Токаренко – с февраля 1983 года. За эти почти тридцать лет он добился увеличения белизны фаянса, создал новые виды декоративных красителей, новые цвета и оттенки подглазурных красок, внедрил два принципиально новых вида керамических изделий: один – на основе отходов основного производства (что позволило изготовлять более дешёвую продукцию с однократным обжигом), второй – на основе местных легкоплавких глин (для изготовления красноглиняных изделий по образцам старинной казачьей посуды), исследовал местные глины и песок (в результате чего стало возможным частично отказаться от привозного сырья); у него шесть рационализаторских предложений, и много статей по археологии в научных сборниках…

Одну из его работ – популярный очерк о «родословной» семикаракорского фаянса – я и предлагаю вниманию читателей журнала.

Т. И. КУЛИНИЧ

Наши местные глины относятся к аллювиальным суглинкам четвертичного периода. Они пластичны (иначе говорят – «жирные»), в них большое содержание окислов железа, поэтому после обжига (для которого достаточно низкой температуры) они становятся коричневыми или бурыми. Залегают на небольшой глубине, в балках, на срезах обрывов, по берегам рек.

Самой древней нашей керамике семь тысяч лет (V-III тысячелетия до н. э.), её фрагменты встречаются по берегу Дона, иногда на срезах обрывов. Глина занимала в жизни древних людей такое же место, как сегодня пластмасс или металл. Из глины делались не только горшки, но и метательные ядра: их было легче слепить и обжечь, чем вытачивать из камня.

Основным сырьём служила глина донских обрывов. В глиняное тесто добавляли толчёные раковины (которые брали здесь же), чтобы понизить пластичность глины и сделать её удобной для работы. Сосуды вылепливали из готовой массы, формировали на поворотном кругу. После сушки полуфабрикаты обжигали на углублённых кострищах при температуре 500-600 градусов. Обжиг был неравномерным, и поэтому цвет черепка различается от чёрного до ярко-красного. Чёрным черепок оказывался в том случае, если не выгорали органические вещества. Получаемый при более высоких температурах красный, в отличие от пористого и непрочного чёрного, отличался плотностью и твёрдостью.

Особенность этой древней керамики – декоративность. Вся она орнаментирована различным рельефом: вдавливаниями, лентами, полосами, гребенчатым штампом, углублёнными линиями (часть посуды – также изнутри). В композиционном отношении такой орнамент сложен. Для его нанесения использовали различные предметы: птичьи кости, перья, заострённые ветви, зубчатые створки речных моллюсков. Орудие труда или бытовой предмет были одновременно и произведением искусства!

В раннем средневековье (VIII – начало IX в.н. э.) крупный центр изготовления грубой керамики – укреплённое поселение хазарского каганата – располагался на реке Сал, примерно в пяти километрах от нынешнего города. Крепость подчинялась Саркелу, в ней располагался постоянный гарнизон.

В 1974 году археологическая экспедиция Таганрогского краеведческого музея проводила раскопки городища. Обнаружились участки оборонительной стены и башня, часть цитадели и даже грунтовый могильник последних поселенцев. Стены крепости сложены из необожжённого глиняного кирпича-сырца (внешнюю и внутреннюю их поверхность облицовывал несохранившийся панцирь из обожжённых кирпичей, скреплённых известью); возведены на невысоких земляных подсыпках без фундамента; лишь местами в основании – слой обожжённого кирпича; на многих кирпичах – тамги (знаки).

Внутри крепости найдены фрагменты кухонных горшков, парадных лощёных сосудов и тонкостенных рифлёных амфор.

Керамика изготавливалась как на гончарном кругу, так и вылепливалась вручную: на Дону этим преимущественно занималось булгарское население, подчинённое хазарскому каганату.

В средние века производством керамики занималось вначале неказачье, а позже и казачье население Семикаракорской станицы и близлежащих хуторов. Производственный процесс выглядел следующим образом. Глину копали лопатами, удаляли растительный слой, грузили в мешки или на подводы (в зависимости от масштабов производства). На месте глину раскладывали, она вымораживалась, выветривалась, после чего её раскрашивали.

Для изготовления глиняной посуды строили гончарни – домики (до половины в земле), состоявшие из сеней для сушки посуды в летнее время и теплушки, где производились работы. Там же находилась яма, в которую засыпали глину и песок, гончарные станки – один для гончара, другой для челядника (ученика), и полки для сушки посуды зимой.

Сначала готовили замес: в яму сыпали глину, песок, заливали воду, месили. Массу вынимали, раскладывали на полу или на лавках, выбирали руками камешки и раскладывали на кучки.

Формовали на гончарном круге, который приводился в движение ногами, резали ниткой и ставили сушиться на полки.

Каждый гончар летом делал в день до ста изделий, зимой – половину. Сделав несколько сотен, он складывал их в горн, вырытый в земле, и выжигал. На обжиг требовалось от пяти до восьми возов дров. Лучшими дровами считались вишнёвые.

Часто изготавливались поливная (глазурованная) керамика. Глазурь была свинцовая и из толчёного стекла. Иногда туда добавляли жжёную медную проволоку (чтобы получить зелёный цвет), железную ржавчину (коричневый) и олово (белый).

Чёрную посуду местного производства русские гончары называют «томлёной» или «морёной» керамикой (изделия обжигались в дыму, образованном при сгорании дров или соломы, причём отверстия в горне закрывались). Дымление (или «копчение») также делало посуду водонепроницаемой: поры черепка заполнялись жирной копотью. В целях непроницаемости в обожжённое изделие наливали и молоко: ставили в теплую духовку, постепенно повышая температуру, пока на молоке не образуется оранжевая запёкшаяся корка; поры посуды заполнялись молочным жиром и белком.

Довольно часто встречаются фрагменты средневековой керамики со светлым черепком и росписью железным суриком – орнамент геометрический.

В среднем каждый гончар делал в год до пятнадцати тысяч горшков.

Казаки вначале считали, что этот труд – «не по званию», однако впоследствии оценили выгоду и пользу производства горшков. К началу ХVIII века гончарное дело стало массовым.

Керамической посудой загружали баркасы, шли вниз по Дону, продавали в низовых станицах от 5 до 20 копеек за горшок или меняли на хлеб. Заработок гончара в год составлял 200 рублей.

Глиняная посуда сохраняла свежесть молока и воды; и вода, испаряясь с внешней поверхности горшка, охлаждала содержимое; придавала особый вкус сваренной там пище. Светлая предназначалась для молока, тёмная для пива и кваса, с узким горлышком – для подсолнечного масла, чёрная керамика – для приготовления пищи в печи. Хотя эти правила и не были строгими.

Формы изделий отличались разнообразием: кубышки – узкогрудые, с широко раздутыми боками, махотки – низкие кувшины с широким горлом («крынки»), макитры – большие широкие горшки, кувшины – вертикально вытянутые сосуды с зауженным горлом, с ручкой, носиком, иногда с крышкой. В сосудах с ручкой пищу не готовили. А для удобства доставки продуктов работникам полей делали горшки, объединённые ручкой.

Непременным атрибутом казака были курительные трубки – «носогрейки». Изготовленные на Дону существенно отличались от импортных, турецких, широко бытовавших здесь же: простотой форм, удобством, неяркой окраской, незначительным декором или его отсутствием.

В ХIХ веке в гончары здесь работали вплоть до начала 60-х годов. К примеру, гончар Илларион Рыльщиков (дед Ларя) вытягивал на гончарном кругу сосуды ёмкостью до 40 литров: очень высокая квалификация! (черепок получался плотным и хорошо спёкшимся). А потом в станице стали формироваться артели.

Последняя гончарня находилась на южной окраине станицы; потом она вошла в состав Семикаракорского райпромкомбината – ныне ЗАО «Аксинья».

Конечно, во внешнем виде трудно найти сходство нашего художественного фаянса с его дальними «предками». Преемственность существует, скорее, в духовном плане: в настрое, в настроении... И это очень важно: сохраняется отношение к глине не только как к производственному сырью, но и как к материалу для художественного творчества.

ТРУДЫ С. Ф. ТОКАРЕНКО

  1. Опыт систематизации наградных знаков донского казачьего движения за период 1990-1998 годов // Историко-культурные и природные исследования на территории Раздорского этнографического музея-заповедника. Ростов н/Д, 2003. Вып. 1. С. 68-75.
  2. Технология изготовления Ракушечноярской керамики : опыт реконструкции // Историко-культурные и природные исследования на территории Раздорского этнографического музея-заповедника. Новочеркасск, 2004. Вып. 2. 41-48.
  3. Кочевники : опыт хронологии // Историко-культурные и природные исследования на территории Раздорского этнографического музея-заповедника. Новочеркасск, 2007. Вып. 3. С. 17-27.
  4. Технология изготовления Ракушечноярской керамики. Варианты // Археолог. зап. / Дон. археолог. о-во. Ростов н/Д, 2005. Вып 4. С. 318-321.
  5. Подъёмный материал поселений эпохи бронзы на реке Сал возле г. Семикаракорска // Археолог. зап. / Дон. археолог. о-во. Ростов н/Д, 2007. Вып. 5. С. 200-214.
  6. Новое к археологической карте Семикаракорского района // Археолог. зап / Дон. археолог. о-во. Ростов н/Д, 2009. Вып. 6. С. 257-263.
  7. Технология изготовления кирпичей Семикаракорской крепости : опыт реконструкции // Степи Европы в эпоху средневековья / Ин-т археологии НАН Украины. Донецк, 2009. Т. 7. : Хазарское время. С. 539-541.

 

См. также: Евстифеева Т. С. Семикаракорский фаянс

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"