Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Шапоренко А. В. Багаевские краеведческие записки // Донской временник. Год 2018-й год. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m1/56/art.aspx?art_id=1625

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2018-й

Багаевский район

А. В. Шапоренко

 БАГАЕВСКИЕ КРАЕВЕДЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

370-летию станицы посвящается


О краеведческих записках

Предметом данной работы является сбор сведений об истории и топонимике окрестностей казачьего городка Багай, который с XVIII века вплоть до наших дней известен как станица Багаевская. Факты, подтверждены необходимыми ссылками, мнения, предположения данных записок аргументированы и выверены строго в рамках исторического исследования.

Багай – городок

Багай – имя казачьего городка, стоящего на острове, образованном, впадающей развилкой в Дон рекой Багай в период с 1648 года по 1707-1708 гг. Городок находился между другими более старыми (известными со второй половины XVI века) казачьими укреплениями Бессергеневским и Маныческим. Ранние поселения казаков на Дону обозначались специальным термином «городок» [Сухоруков В.Д. Статистическое описание Земли донских казаков, составленное в 1822-32 годах.— Новочеркасск, 1891. С. 130]. При этом, «городки» были уникальным, не имеющим в русской традиции аналогов, поселением [Мининков Н.А. Донское казачество в эпоху позднего средневековья (до 1671 г.). Дисс. ... докт. ист. наук. (рукопись). — Ростов н/Д, 1995. С. 594]. 

Варианты написания имени Багай

Атаман Ф.М. Минаев в 1672 г. приводит название Бугай [РГАДА. ф. 111, 1672, № 11, л. 28]. Саратовский стрелец Е. Степанов в 1685 году зовет городок Багай [Глаголев В.П. Движение на Дону и на юге России весной 1682 года// Ученые записки Московского государственного заочного педагогического института. М., 1958. т.1., с. 131]. В петровских журналах 1695 и 1699 гг. он называется Багаем и Багаевом [Походный журнал 1695 г. 2-е изд. СПб., 1910, с. 18; Походный журнал 1698-99 гг. 2-е изд. СПб., 1910., с. 5]. В тетради певчих дьяков, шедших в 1696г. к Азову, находим Богай [Древние грамоты и другие письменные памятники, касающиеся Воронежской губернии и частию Азова. Воронеж, 1851-1853., кн.1, с. 50]. В росписи казакам, раненным в 1696 г. под Азовом, станицу называют Багайской [РГАДА. ф. 111, 1697, №4, л. 6].
На карте К. Крюйса (1704 г.) вновь обозначен Багай, а князь В.В. Долгорукий зовет его Багаем и Багаевом [Булавинское восстание (1707-1708 гг.). М., 1935, с. 116], а войсковые отписки 1708-1709 гг. – Богайской и Богаевской [Булавинское восстание (1707-1708 гг.). М., 1935, с. 323; 3, д. 797, л. 12.]. В том же 1708 году мы встречаем Бугаевская [Булавинское восстание (1707-1708 гг.). М., 1935, с. 355]. Знаменитый русский историк В.Н. Татищев позволяет двоякое написание имени «Багай, станица донская» и «Буга… город на Дону казачий» [Татищев В. Н. Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской. Сочинённый господином тайным советником и астраханским губернатором Васильем Никитичем Татищевым. — СПб.: Тип. горн. училища, 1793. — Ч. 1-3, С. 174, 182, 198]. В дореволюционных источниках и на картах встречается транскрипция «Богаевская», а с 1930-х гг. до 1959 года населенный пункт официально назывался «Богаевская» [Рыбалкин А.Ф. История станицы Багаевской от ее возникновения до сегодняшних дней. Исторический очерк 1648-1957 гг. Багаевская, 1998, с. 18].
Упоминание данных вариаций важно для понимания того, что чередование «а», «о», «у» в первом слоге станицы для современников не было принципиальным, но населенный пункт никогда и нигде не назван «бада», «бадай», «бахай», «бахча». Третья буква в имени «Г» неизменна, а «Багай», «Богай» и «Бугай» на карте бывшего СССР является чрезвычайно распространенным термином, применяемым к рекам, а затем и к деревням и селам у данных рек основанным.

Причина работы

Усилиями багаевских краеведов, а в большей степени, А.Ф. Рыбалкиным (24.08.1915-30.05.1993) в середине XX века создан труд «История станицы Багаевской от ее возникновения до сегодняшних дней». Очерк увидел свет в 1998 году. С незначительными изменениями, книга была переиздана в 2003 году [Рыбалкин А.Ф. История станицы Багаевской от ее возникновения до сегодняшних дней. Исторический очерк 1648-1957 гг. Багаевская, 1998], [Рыбалкин А.Ф., Кононенко В.Э., Пиманова Г.В., Бузняков В.А. История земли Багаевской: очерки истории и культуры. Издание второе, дополненное – администрация Багаевского района, 2003 год]. 
Бесценен труд профессора В.Н. Королева, касающийся сбора фактов о казачьих городках Дона. Его книга, используя научные методы исследования, дает систематизированную и аргументированную информацию о прошлом, в том числе, Багаевской [Королев В.Н. Донские казачьи городки. Новочеркасск 2007. с. 20].
С 2003 года многое изменились, появились принципиально новые возможности доступа к краеведческой информации. Поиски в новых условиях привели к обнаружению ранее необозначенных фактов, которые что-то подтвердили, а что-то опровергли в представлениях о прошлом станицы. Найдены неточности, заблуждения и принципиально новая информация. Появилась возможность расположить всё известное из истории Багаевской в хронологическом порядке, подготовить почву для создания более скрупулезного труда последующих краеведов. 

Рыбалкин А.Ф. донской краевед

Александр Филиппович Рыбалкин (24.08.1915-30.05.1993) донской краевед. 
Родился в городе Пржевальск Иссык - Кульской области Киргизской ССР (ныне г. Каракол, республика Кыргызстан).
В 1936 году он оканчивает Ростовское педагогическое училище, становится учителем Маныческой школы. В 1940 году получает диплом исторического факультета РГПИ, а с 1943 года становится учителем истории Багаевской средней школы (ныне МБОУ Багаевская СОШ №1).
Сбор краеведческих материалов, участие в научно-исследовательских археологических экспедициях, работа в архивах, запись воспоминаний очевидцев и участников I - мировой войны, войны Гражданской, Великой Отечественной войны обобщается в трудах, ставших источником историко – статистического сборника «Багаевская – 350 лет» вышедшего посмертно в 1998 году и переизданной спустя 5 лет [Рыбалкин А.Ф. Багаевская – 350 лет. Историко – статистический сборник. – Багаевская районная администрация, 1998, - 152 с.], [История станицы Багаевской от ее возникновения до сегодняшних дней: исторический очерк 1648-1957.]

1111 г. Сугров

Главный тезис работы другого исследователя топонимики и истории А.А. Кривошеина: «Низовья Дона в средневековье являлись средоточием городской, хозяйственной, торговой культуры, которая была окончательно уничтожена лишь великим завоевателем Тамерланом (Железным Хромцом)». Имена более поздних казачьих поселений на Дону, зачастую этимологически связаны со средневековой историей края [Кривошеин А.А. Донской улус Золотой Орды: очерки исторической топонимики Нижнего Дона. Ростиздат, 2007].
Андрей Чернов в работе «Хроники изнаночного времени» исследовав древнерусские летописи и арабские источники, относящиеся к донским походам русских князей Владимира Мономаха и Игоря Святославовича, выверил пройденный путь княжеских дружин (исходя из расчетов дневных переходов снаряженного войска с полагающим ему, обозом) пришел к любопытным выводам. В частности он утверждает, что половецкий город Сугров, разгромленный русским воинством в 1111, 1113 и 1116 годах, находился не на территории Восточной Украины, как предполагалось ранее, и даже не у Ростова-на-Дону. Он пишет: «Сугров, скорее всего, находился не у Аксая (Кобяково городище), а где-то километров на сорок восточнее, напротив поселка Багаевского».
Если это так, то городские развалины, которые позднее, в 1667 году здесь увидит турецкий путешественник Челеби, могли бы быть остатками древнего поселения и половецкого города Сугрова в том числе. Исследователи донской старины XIX века неоднократно указывают на руины и археологические достопримечательности у станиц Маныческой и Багаевской [Мартынов A.A. Записки о местностях в войске Донском и вещественных там открытиях, заслуживающих внимания антиквариев и историков. Сообщ. A.A. Корсунов // Дон. Новочеркасск, 1887. № 8. С. 36-37; №9. С. 29-32; №10. С. 22-31; №11. С. 16-34; № 12. С. 5-16.]. На наличие древнегреческих и древнеримских следов в Багаевском юрте указывает В.В. Богачев [Богачев В.В. Очерки географии Всевеликого Войска Донского. Новочеркасск, 1919, с. 431].
В районе станицы, кроме всего прочего, археологами исследовались скифские, гуннские, хазарские и половецкие курганы, найдены оригинальные надгробные истуканы - каменные «бабы» [Рыбалкин А.Ф. История станицы Багаевской от ее возникновения до сегодняшних дней. Исторический очерк 1648-1957гг. Багаевская, 1998].

1437 год Бозагаз - Возагаи

Данная часть общей работы представлена на тот случай, если появится принципиально новая информация по событиям, относящимся к истории Нижнего Дона XV века. Считается, что нашествие Тамерлана (Тимура) в 1495 году прекратило существование городской культуры на Нижнем Дону. Путешественник XVII века Эвлия Челеби [Королев В.Н. Донские казачьи городки у Эвлии Челеби // Историческая география Дона и Северного Кавказа.— Ростов н/Д, 1992.] в окрестностях городов Мачков и Жапуха (станиц Маныческая и Багаевская) описывает многочисленные руины. Казачьи историки XIX и начала XX столетий указывают на остатки городской жизни в регионе [Мартынов A.A. Записки о местностях в войске Донском и вещественных там открытиях, заслуживающих внимания антиквариев и историков. Сообщ. A.A. Корсунов // Дон. Новочеркасск, 1887. № 8. С. 36-37; №9. С. 29-32; №10. С. 22-31; №11. С. 16-34; № 12. С. 5-16.] и [Богачев В.В. Очерки географии Всевеликого Войска Донского. Новочеркасск, 1919, с. 431].

Тем временем, на побережье Азовского и Черного морей в позднее средневековье закрепляются торговые фактории итальянцев. Вдоль Дона размещаются базы генуэзских и венецианских торговцев рыбою. Но за нижнедонской степью закрепляется имя Дикое поле, которое, считается местом неспокойным и разбойным.

Во второй половине XV века в Европе публикуется книга опытного венецианского дипломата, политического деятеля, монаха и оккультиста, а так же кладоискателя и расхитителя гробниц Иософата Барбаро «Путешествие в Тану» [Рукопись хранится в Венеции, в Библиотеке св. Марка]. Тана (многие ошибочно отождествляют этот город с Танаисом или Азовом, на самом деле, он находился чуть поодаль от Азова) становится в это время оживленным торговым портом, в котором преобладают выходцы из Южной Европы. Барбаро, будучи ярким представителем своей эпохи, интересовался вампирическим культом и причислял себя к адептам Кровавых святых. Путешествуя, в последнем своем качестве, он занимался поисками магических предметов и остатков древних колдовских знаний [Гайворонский О. От дворцов Венеции к холмам Придонья // Перекресток Кентавра. 1997. Окт. №15(20)]. В 1436 году Барбаро приезжает в Тану, где наиболее преуспевают итальянские купцы, выполняющие роль посредников на бывшей магистрали Великого Шелкового Пути.

Случайным образом купец становится обладателем древней легенды о сокровищах аланского предводителя в местечке Контебе, на левом берегу Дона. Уже 25 ноября, невзирая на наступающую зиму, 1437 года Бартоломео Россо, Франко Корнарио, Катарин Контарини, Дзуан Барбариго, Дзуан да Валле, Моизе Бон, и Иософат Барбаро (всего семеро) открыли предприятие по поиску аланских сокровищ, скрепив соглашение юридическим документом. Половина итальянцев уже бывали на Нижнем Дону и знали окрестности.

В начале декабря экспедиция, имея 120 наемных работников, на санях (по речному льду) выдвинулась к Контебе. Расстояние до сокровищ Барбаро определяет в 60 миль, кладоискатели прибыли на место уже на следующий день (3 или 4 декабря). Одна венецианская миля, в отличии от других миль, составляла в ту пору 1739 метров [И. Ф. Крузенштерн. Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях "Надежда" и "Нева" (1809-12, 2 изд. 1950)]. Маршрут, таким образом, набирает почти 104 с половиной километра речного пути от Таны до Контебе. Неопытных южан встретил мерзлый грунт сокровенного кургана (кто из ростовчан в это не поверит в декабре месяце!) сокровища не были найдены.

В экспедициях Барбаро, общее число нанятых на поиски клада рабочих составило более 300 человек! Каждый из рабочих, кроме прочего, получал по 3 дуката в месяц (венецианские монеты из высококачественного золота). Это говорит о значительных затратах на экспедицию, (современные журналисты умножают 3 дуката на 12 месяцев и получают астрономические суммы, но они не правы, в действительности, раскопки предпринимались эпизодично весной и осенью). Однако оплатить 120 наемных рабочим труд за месяц в сумму 360 дукатов было уже не дешево! Неудача осени 1437 года не только не смутили итальянцев, напротив, на весну 1438 года они нанимают 150 землекопов с расчетом на 22 дня! В своей книге итальянский монах и кладоискатель допускает интригу, в одной части он пишет: «Теперь вы услышите о вещах весьма удивительных и, так сказать, невероятных. Мы нашли все, как было предсказано. Поэтому мы еще больше уверовали в то, что нам говорилось, и настолько, что, в надежде отыскать сокровище, мы пустились таскать носилки усерднее, чем те люди, которым мы платили, и как раз я стал мастером по носилкам» [Иосафат Барбаро. Путешествие в Тану //Библиотека иностранных писателей о России.- СПб,1836.-т. I, §10-13]. Однако, минуя несколько строк, Барбаро резюмирует: «Проделав раскоп и не найдя сокровища…» [Иосафат Барбаро. Путешествие в Тану//Библиотека иностранных писателей о России.-СПб,1836.-т.I, §10-13].

Официальная версия гласит, что все семеро предпринимателей затеяли поиски зря! Они уехали восвояси? Нет! Барбаро прожил на Дону еще 16 лет! Он продолжает свою деятельность на реке, путешествует и торгует. При этом уже в ближайшее время устраивает собственное коммерческое предприятие - «пескьера» - поселение, в котором жили рыбаки, занимающиеся ловлей и засолкой рыбы, приготовлением и упаковкой икры. Пескьера находилась, по словам Барбаро на левом берегу Дона. Он пишет, что «… владел пескьерами на Дону, около места, называемого Бозагаз, и посещал их, поднимаясь вверх по реке либо на лодке, либо зимой на санях по льду. Сам путешественник переводит Бозагаз как «серое дерево» (судя по произношению слово тюркское). «Бозо» в тюркских языках действительно означает «серый», а дерево на том же языке звучит как «гач» или «агач». Транскрипция слова Бозагаз дается по переводу Б. Семенова [Библиотека иностр. писателей о России, т. I, СПб., 1836 г.]. Перевод же пятью годами ранее, осуществил русский писатель, издатель «Отечественных записок» и любитель древностей Свиньин Павел Петрович (1787-1839гг.). Его перевод содержит термин Возагаи вместо Бозагаз [«Сын Отечества» за 1831 год, № 48 и 49]. Имя Возагаи, Бозаган употребляет и известный советский археолог М.И. Артамонов, занимавшийся в 20-30 годы прошлого столетия раскопками древнего поселения недалеко от станицы Багаевской [М. И. Артамонов, Средневековые поселения на нижнем Дону (по материалам северо-кавказской экспедиции), Л.: ОГИЗ, 1935 г.]. Судя по всему, руководителю советской археологической экспедиции прошлого века был более известен перевод Свиньина П.П., а не Б. Семенова.
То есть, знаменитый археолог считает, что артугановское городище и есть местность Возагаи. Буквально он пишет: «Километрах в двух выше Багаевской станицы, в местности «Вертуганово» или Артугановское, издавна находили человеческие кости и черепки сосудов вдоль берега Дона, подмываемого водой. При посадке деревьев и при рытье ям в расположенных здесь садах местные жители натыкались на погребения. Сообщают, что костяки были обложены камнями и что в могилах были находимы горшки. Предание приписывает эти могилы черкесам. При нашем осмотре оказалось, что невысокий левый берег реки Дона, отошедшей еще на памяти современных местных жителей немного в сторону от него, изрезан рядом ложбин с протоками или ручейками вдоль них. На двух образовавшихся таким образом островах вдоль берега Дона, по отмели встречаются в большом количестве фрагменты керамики и кости, в том числе и человеческие. В одном месте в обрыве берега было замечено полуразрушенное погребение, находящееся от поверхности почвы не белее чем на 0,7 м…» [А. А. Миллер, Краткий отчет о работах Сев.-Кавк. эксп. в 1924—1925 гг., Сообщения ГАИМК, т. I, стр. 97.]. Очевидно, М.И. Артамонов и не предполагал, что Возагаи и Багай (окрестности нашей станицы до XX века назывались Багай) имена созвучные и могут означать один и тот же термин. Иначе бы археолог указал на данное обстоятельство, как на дополнительный аргумент в пользу своей идентификации итальянского поселения с древним топонимом, сохранившимся до наших дней. Кроме артугановского городища, советские археологи зафиксировали средневековые итальянские фактории в окрестностях Ростова и у станицы Раздорской. Словом, рыболовецкая вотчина Барбаро, главаря кладоискательской экспедиции была у местечка Возагаи, а золотоносный курган Контебе в 104 километрах от Тана (Тана, находилась близ Азова). Расстояние от Артугана до Азова (Тана) – 105 километров [https://www.avtodispetcher.ru/distance]. Совпадение? Или все-таки закономерность! Учитывая итальянскую транскрипцию, искажения перевода и давность дней, а так же практически точно указанное расстояние от Азова до места поиска сокровищ, мы предполагаем, что Багай и Возагаи, а так же место аланского клада Контебе находятся в окрестностях современного Артугана. Имя это существовало уже в 1438 году и обозначало пойменные леса выше станицы Багаевской до Артугановского лимана. Даже сейчас полоса донского побережья от станицы до впадения Сусата в Дон занята пойменными дебрями Стародонья. Итак, (доказано археологическими находками) у Артугана существовала венецианская фактория (одна из немногих существующих на Дону и вероятно принадлежащая итальянскому кладоискателю Барбаро). На этом же месте существовали поселения более древних и поздних народов, что подтверждается книгами путешественников, начиная с 1436 года, заканчивая описанием Донского края в XIX веке. Книга Кривошеина А.А. [Кривошеин А.А. Донской улус Золотой Орды: очерки исторической топонимики Нижнего Дона. Ростиздат, 2007] дает нам следующую этимологию Артугановского лимана – озеро. «Среднее озеро, река». Находится на заболоченной протоке между рекой Дон и Подпольная. Орта, орту (с тюркского) середина, средний. Ганн, Ганга (с древнеиндийского «речной, река, поток»).

Теперь про километраж! Ростовские журналисты помещают курган Контебе под Аксай, но до него даже по автомобильной трассе (она продолжительней, чем речной путь) 57 километров! Это в два раза меньше, чем указывает средневековый итальянец! У нас есть еще цифры! Барбаро указывает расстояние до его пескьеры Бозагаз! Он описывает татарское нашествие так: «… один головной отряд этого племени со стадами дошел до места, называемого Паластра [Паластра — селение на северном берегу Азовского моря, отмечавшееся на портоланах Бенинказы 1474 г. около Бердянского залива (район украинского города Мариуполь прим. автора)], а другой — до реки Дона в том месте, которое называется Бозагаз; это слово значит «серое дерево» [Иосафат Барбаро. Путешествие в Тану//Библиотека иностранных писателей о России.- СПб,1836.-т.I, §15]. Промежуток между этими местами составляет сто двадцать миль; на такое расстояние растянулся этот движущийся народ, хотя не все эти места были удобны для прохождения». 120 венецианских миль – это 208,5 километра, а расстояние от Мариуполя до Багаевской водным путем Азовского моря и руслом Дона 215 километров. Есть уверенность, что Бозагаз и Контебе располагались именно в районе станицы Багаевская исходя из нашей математики и расчетов предприимчивого итальянца!

Выводы: 1) в античные и средневековые времена (подтверждено археологическими раскопками и записями путешественников XV – XIX вв.) в районе Артугана существовало крупное, оживленное поселение; 2) в этих же окрестностях вел свою кладоискательскую деятельность венецианец Иосафат Барбаро; 3) в этих окрестностях, именуемых в ту пору Бозогаз (Серое Дерево) существовало предприятие итальянцев по заготовки донской икры и рыбы.

1634 - 1646 годы

Предыстория возникновения казачьего городка Багай

Казачество в XVII веке на стыке Европы и Азии играло своеобразную роль. Оно было самостоятельно, можно сказать суверенно. Вплоть до подавления бунта Степана Разина в 1670-71 гг. российское влияние на Дону ограничивалось денежным и продуктовым довольствием со стороны России в обмен на пограничные и разведывательные функции донских воинов. При этом казаки были вольны в важнейших вопросах внутренней и внешней политики. Они охотно и регулярно разбойничали на Азовском и Черном морях, опустошали побережье Крыма, добирались до самого Трапезунда и Стамбула. Крымский хан и его непосредственный хозяин турецкий султан неоднократно жаловались на казаков русскому царю, на что российское руководство разводило руками, утверждая, что ситуацию не контролирует и позволяет разбираться с донскими разбойниками турецкой армии на собственное усмотрение. Царь внешнеполитических проблем с могучей Турцией XVII века не желал, но исподтишка посылал казакам порох, свинец и хлеб. Москва иногда ругала казаков за разбойные походы на Крым и Турцию, сужала поставки продовольствия. Казаки адекватно реагировали и перетаскивали струги на Волгу, разоряя теперь уже подданных персидского шаха на каспийском побережье.

Азов являлся базой для карательных турецких экспедиций на донские городки и препятствием для прибыльного свободного выхода в Азовское и Черное моря. Потому казачество штурмовало Азов регулярно. Так в 1634 году произошел неудачный приступ этой крепости. В ответ последовала карательная экспедиция азовцев, которая воевала Черкасск, Маныч и Нижний городки. Турки угнали множество лошадей и скота. В 1637 году произошло знаменитое взятие донцами Азова и героическая оборона его до 1642 года. Правительство Михаила Романова не решилось воспользоваться плодами побед казаков, и в итоге само существование казачества на Дону было поставлено под угрозу. Карательные экспедиции азовцев и крымцев следовали одна за другой. 22 апреля 1643 года погиб Маноцкий городок (Маныч), через неделю пали Монастырский и Черкасский городки, и тогда же, как свидетельствует отписка 1644 г., «азовские татаровя... с турскими людьми… поймали казачьих жён и детей» [Мининков, 1998, с. 113, 324, 392]. Войску Донскому пришлось временно отступить с Нижнего Дона к Раздорам.

1646 год

Не войны, ни мира

Лишь в 1646 году (после воцарения более активного самодержца Алексея Михайловича Романова) Россия обнаружила усиленное внимание окрестностям Черкасска. Во-первых, казаки получили невиданное до того жалование. Во-вторых, русские войска во главе со Жданом Кондыревым и Семеном Пожарским разбивают у Черкасска лагерь. Планируется грандиозный поход на Крым – возмездие за набег татар на русские окраины. Крымский поход не случился, но в том - же 1646 году (2 года до основания нашей станицы) под Черкасском происходит битва, в которой турок удалось оттеснить [Славянская энциклопедия: в 2-х томах. XVII век (Том 1), Владимир Вольфович Богуславский].

1647 год                                        

В 1647 турецко-татарский набег повторяется с тем же неуспехом для нападавших. Справедливости ради надо сказать, что набеги со стороны Крыма и Азова казаки провоцировали сами своими походами на Тамань, Азов и Черное море. Вследствие активных военных действий и тяжелых людских потерь именно на 1647 и 1648 (год основания станицы) у донцов наблюдается безлюдье. Об этом они неоднократно напоминают царю Алексею Михайловичу. [Сухоруков В. Д. Историческое описание Земли Войска Донского / Вступит. ст. Н. Коршикова, В. Королева «Историк Дона В. Д. Сухоруков и его «Историческое описание земли войска Донского» // Дон. — 1988].

22 декабря 1647 года в Москве в присутствии казачьей делегации обсуждается вопрос постройки «царского» городка на Нижнем Дону (крепости, снабжаемой Российским государством и подчиняющейся непосредственно государю) [Королев В.Н. Донские казачьи городки. 2-е изд. Ростов-на-Дону: Информационно-издательский центр «Дончак», 2011г. с. 16]. Логика царского правительства ясна. Для решения крымско-азовской проблемы нужен государственный плацдарм с соответствующим гарнизоном. Есаул донской станицы (речь идет о регулярном посольстве казаков в столицу с целью получения жалования) Василий Микитин упомянул несколько удобных для этого мест, в том числе и остров Багаевской» [Королев В.Н. Донские казачьи городки. 2-е изд. Ростов-на-Дону: Информационно-издательский центр `ДОНЧАК`, 2011г. с. 16].

Версии более раннего происхождения

В.Д. Сухоруков считал, что Багай возник еще до 1640 года [Сухоруков В.Д. Записки о достопримечательностях в Донской области//Донские войсковые ведомости. Ч. неоф. 1863. №35]. Н.А. Мининков предполагал, что он существовал уже в 1647г. [Мининков Н.А. Списки казачьих городков и географические карты как источник по истории заселения Дона в XVI-XVII вв.// Из истории международных отношений в Причерноморье. Ростов-на-Дону, 1986. Депонир. С. 106]. Но подтверждения этому пока не найдено.

В выписке по войсковым челобитным от 6 февраля 1648 года упоминается вышеуказанный разговор от 22 декабря 1647 года. Именно февральская выписка стала поводом считать 1648 год, годом основания городка Багай [Рыбалкин А.Ф., Кононенко В.Э., Пиманова Г.В., Бузняков В.А. История земли Багаевской: очерки истории и культуры. Издание второе, дополненное – администрация Багаевского района, 2003 год].

1648 год

Возможное основание казачьего городка Багай

Следствием жалоб казаков «на потерю сил» в 1648 году на Дон отправляется русская армейская экспедиция. Воинственные казаки, не дождавшись царских войск, напали на Крым, а азовский бей, воспользовавшись отсутствием каких либо значительных сил в городках, подошел к Черкасску рекой и степью. Ему ничего не оставалось делать, как вернуться восвояси, ибо под казачьей столицей он обнаружил русских солдат. В 1648 году казаки жалуются на полнейшую немочь в людских ресурсах (просят помочь людьми, грозя в противном случае вообще уйти с Дона), при этом совершают три дальних похода, [Сухоруков В. Историческое описание Земли Войска Донского. Ростов н/Д, 2001]. Налицо необычная для обескровленного войска деятельность и удивительное стремление построить новый городок! Такую активность можно объяснить реальной денежной и войсковой российской поддержкой. Теперь казаки менее стеснены обеспечением тылов. Фактически на Дону в момент возникновения нашей станицы идет ленивая война с вылазками, стычками, небольшими сражениями. Впрочем, с российским присутствием складывалось не все просто. Мнения царских воевод казаки к сведению не принимали, провиантом не снабжали, нередко ссорились [Сухоруков В. Д. Историческое описание Земли Войска Донского / Вступит. ст. Н. Коршикова, В. Королева «Историк Дона В. Д. Сухоруков и его «Историческое описание земли войска Донского» // Дон. — 1988.].

Опасный Азов оказался отрезанным от продовольственного снабжения. Донцы стали ежегодно устраивать успешные «походы за зипунами», в Черкасске отстроили крепость, городки укрепили.

Открытым остается вопрос, кто именно отстроил и населил Багай образца 1648 года в условиях людского дефицита. Думается, этот вопрос откроется позже, но надо иметь ввиду сочетание таких факторов: 1) присутствие русского воинского отряда на Дону в 1648 году; 2) одновременное передвиженье калмыцких кочевий к Дону и заключение калмыцко - казачьего союза; 3) твердая уверенность исследователей донской истории XIX столетия о значительном присутствии калмыко - татарского населения в нижнедонских станицах и в Багаевской в частности. Так донской аристократ и богач Алексей Мартынов оставил записки середины XIX века, в которых уверял, что казаки станиц Грушевской, Маноцкой, Багаевской и Илавлинской - калмыки и татары, принявшие христианство, а по Хопру, Медведице и Бузулуку - чернь русская" [Мартынов А.А. Записки о Войске Донском полковника Алексея Андреевича Мартынова (1842-1847)//Дон. 1887. №10.]. Однако других свидетельств этому пока не представлено. Стоит упомянуть тот факт, что багаевцы в конце XIX века считали, что на прежнем месте станицы жили именно татары. Об этом пишет в 1884 году А.Л. Крылов [Крылов А.Л. О старине Донской области//Труды VI археологического съезда в Одессе в 1884 году. Одесса, 1889. т. 4. с. 31], указывая на то, что предводитель данных татар имел ставку на Майлюбашевом кургане у современного хутора Федулов. Весь археологический материал, поднятый на Старом Багае ранее и сейчас казачий по характеру, однако это не исключает версию полковника Мартынова о крещеных багай-татар образца XVII-XVIII веков. Между тем, один из последних предводителей Добровольческой армии, выступавший против советской власти утверждал, что корни его имеют калмыцкие корни с допетровских времен. А в конце XVIII века женой Степана Богаевского становится калмычка Динара, в крещении Дарья [К 90-летию памяти М. П. Богаевского публикуем в сокращении воспоминания его брата из журнала «Родимый край» (Париж. 1970. № 89. С. 27-33)]. Как сказано выше, вероятность, того, род Богаевских происходит из Багаевского юрта, велика.

В. Н. Королев, полагая, что вклад А.Ф. Рыбалкина в определение даты появления казачьего городка в окрестностях современной станицы, важен. И все же ученый делает важное замечание: обсуждение строительства «царского» городка изначально происходило не на войсковом круге 6 февраля 1648 года, а 22 декабря 1647 года в Москве. Речь, при этом, шла, не о новом казачьем поселении, а о «царском» укреплении. То есть целью стало постройка государственной крепости, подобной сибирским острогам (Баргузинсому, Читинскому, Красноярскому, Тобольскому). Алексею Михайловичу не удалось отстроить «царский городок». И в этом возможно сказалось противодействие самих казаков. Позже, уже после казни Степана Разина, царь еще раз предпримет попытку поселить на Нижнем Дону гарнизоны. Но обескровленный Дон даже после подавления разинского бунта этого не допустил.

Русские войска ушли, и «царский» городок так и не был основан. А.С. Козаченко исходя из этого пишет: «…поскольку государев город так и не был возведен на Богаевском острове… в скором времени на острове был поставлен казачий (не царский) городок Богай [Козаченко А.С. Турецкий путешественник Эвлия Челеби о городках донских казаков 1641-1667гг. // Рубикон. Сборник научных работ молодых ученых. Ростов-на-Дону, 1998. Вып. 2 c. 50].»

После 1648 года, но не позднее 1667 года городок Багай обустраивается на острове Багаевском «…ниже Кутлубанского острова, вёрст с пять, с одну сторону — река Дон, а с другой речка Багай; в длину того острова на версту, а поперек — на полверсты» [Выписки по войсковым челобитным об оказании казакам помощи против набегов крымцев от 6 февраля 1648 года // Донские дела. Кн. 3. СПб., 1909. С. 796.].

Загадка с именем Котлубань

Итак, в 1648 году или чуть позже на Багаевском острове, образованном речкой (сейчас ериком Багай) и Доном появляется казачий городок. Место было выбрано не случайно, здесь имелись броды, которые легко преодолевались татарской конницей. Кроме всего, новое укрепление находилось на равном удалении от старинных Маныческого и Бессергеневского городков (в ту пору Бессергеневка находилась на территории острова Долгий в дебрях Стародонья), тем самым имело возможность усилить оборону казачьих поселений в случае неприятельского вторжения.

Есаул казачьего посольства в Москве Василий Микитин связывает одно из удобных для нового городка мест Багаевский остров с другим островом – Котлубановским «…ниже Кутлубанского острова, вёрст с пять, с одну сторону — река Дон, а с другой речка Багай; в длину того острова на версту, а поперек — на полверсты» [Выписки по войсковым челобитным об оказании казакам помощи против набегов крымцев от 6 февраля 1648 года // Донские дела. Кн. 3. СПб., 1909. С. 796.].

Ранее [Шапоренко А. В.//Светлый путь.2013.Церковь Николая Чудотворца, острова и история], было предположено, что расстояние в пять верст ниже указывает, на Стародонье у острова Горелый (Долгий), где до сих пор существует ерик Баня. По расстоянию такая версия имеет подтверждение.

Но карта первого русского адмирала европейского происхождения Корнелиуса Крюйса 1704 года имеет остров с таким именем, но не там! Согласно этой карте Котлубанский остров образуется крутой излучиной Дона и находится прямо напротив городка Багай! Русло этого рукава до сих пор можно увидеть между хутором Белянин и Багаевская. И здесь возникает вопросы: 1) в казачьих челобитных допущена ошибка? 2) адмирал Крюйс неправильно нанес остров на свою сверхточную по тем временам карту? 3) или Котлубани было две и более?

Ясно одно: такое место действительно существовало долгое время и связано оно с образованием нашей станицы. А сам топоним «Кутлубан», «Котлубань» в русском языке прошлых лет углубление на ровной поверхности степи, котловина. Кроме этого Котлубань – имя множества рек, балок и поселков в России.

1667 год

Жапуха. Русско – турецкие загадки багаевской истории

Сохранился старинный документ, относящийся к багаевской истории XVII века. Он оставлен турецким путешественником Эвлия Челеби, который в январе 1667 г. про­ехал от Переволоки до Азова. Записки Челеби своеобразны: с одной стороны, присутствуют явные преувеличения, с другой,- конкретная информация. Сам путешественник дает нереальное на тот период число проживающих на Дону казаков, домов, церквей и лавок в городках. Но обилие тонких замечаний на счет жизни степных воинов, обустройства их городков говорит о том, что записки являются ценным правдоподобным историческим материалом. Причины совмещения реального и фантастического в "Книге путешествия" Эвлии могут вытекать из особенностей средневековых описаний путешествий вообще.

Зимой 1667 года Челеби проехал путем от Переволоки до Азова (от современного Цимлянского водохранилища до Азовского моря). Его записи анализировали многие исследователи, в том числе советские, российские ученые во второй половине XX начала XXI веков. В частности В.Н. Королев в своей работе [Королев В.Н. Донские казачьи городки. 2-е изд. Ростов-на-Дону: Информационно-издательский центр `ДОНЧАК`, 2011г. с. 16] аргументировано, на наш взгляд, идентифицирует казачьи городки названные Эвлия Челеби по-турецки: «Махал (предположительно Михалевский), Кюрен, Карына (предположительно Бабский). Мачков (предположительно Багаевский или Маноцкий). Большая крепость. Жапуха. (предположительно Маноцкий или Багаевский)…»

В скобках мы видим замечания Королева. Он колеблется в своей идентификации «Маноцкий или Багаевский». Мы знаем, что Маныческий городок древнее Багаевского на целых полвека. Логично предположить, что большой крепостью являлся именно Маныч, а не Багай. Однако, упомянутое Эвлией «Мачков» куда ближе по звучанию к Манычу, чем неудобопроизносимая «Жапуха». Потому мы предполагаем, что «Жапуха» Эвлии и есть Багай образца 1667 года, а «Мачков» - это Маныч.

Что же турецкий путешественник пишет о Жапухе? «Расположен на северной стороне Дона неподалеку от Азова; вблизи городка "встречаются гористые и лесистые участки". В городке 10 тыс. воинов и немного татар-хешдек ("ибо говорят, что они уходят к османам, убегая в...Азов"). Большая деревянная крепость. "Во внутренней крепости есть прочные, кирпичные строения", а всего в городке до 10 тыс. "новых домов, крытых тростником и камышом", 40 церквей, "торговые ряды и базар очень красочны". "В прошлом этот большой город был мусульманским городом", и разрушил его Тимур; в окрестностях — "страна руин", которую путешественники едва пересекли за целый день. Автор "от самой Астраханской области ... не встречал такой плодородной земли, обилия жилищ и жителей"; места здесь изобилуют "лугами, усеянными тюльпанами", и "являются пастбищами и полем битвы ногайских татар". Странно, что путешественник по зимней дороге упоминает плодородие и тюльпаны, но речь не об этом.

В.Н. Королев отмечает ценность записей Челеби, но указывает на явные преувеличения. Упоминания татар в городке правдоподобно. Несколько казачьих источников говорят нам о том, что в Багай – городке первоначально жило много калмыков и татар.

Большой деревянной крепости в нашем понимании у Багая – Жапухи не было. Археологические раскопки и описания многих других авторов подтверждают, что казаки ограждали свои поселения тыном, который Эвлия и выдает за деревянную крепость. Нет так же подтверждения существования кирпичных построек XVII века ни в Маныче, ни в Багаевском. Есть остатки фундаментов, кирпичная крошка, изразцы, только и всего! Так же как и сорок церквей – явный перебор. В конце XVII века (1692 год) упоминается часовня. Ясно одно: Жапуха каким – то образом произвела на Эвлию большое впечатление.

Теперь об имени Жапуха. Эвлия Челеби – турецкий путешественник. Конечно же, ему будет свойственно объяснять имена городов, рек и географические термины знакомыми ему турецкими словами! Жапуха очень напоминает турецкое слово «Чапух» (в переводе на русский «быстро»). Каждая буква данного слова имеет особое значение. Поэтому: небольшой экскурс в русско–турецкий словарь. В современном турецком языке (впрочем, правила языка меняются) «быстро» пишется как «çabuk» - «Чапух». Требовательный историк, критически настроенный читатель должен спросить: «Ну, чего же вы притягиваете Жапуха к Чапух?». И мне такое сопоставление казалось совпадением. Но… в турецком языке буква «ç» читается как «Ч», а очень похожая на нее буква «С» в турецком читается как «Дж». А теперь представьте, что вы в старинном турецком тексте, а скорее в его позднем переводе на современный язык не заметили у буквы «С» обязательную завитушку «ç» и читаете вместо положенного «Чапух» «Джапуха». Королев В. Н. теряется в определении такого термина как Жапуха и оттого не уверен, что «Багай» и «Жапуха» или правильнее «Чапух» одно и то же.

А теперь следующая информация: 1) на карте 1704 года голландца, адмирала Крюйса сподвижника Петра – I городок Багай, как мы и правильно полагали, находится на большом острове, омываемом Доном и достаточно длинной протокой на карте названной Быстрянский ерик. 2) на военно – топографической карте 1853 года присутствует ерик Быстрой, примерно там же, где его и указывает адмирал Крюйс! 3) до сих пор термин «ерик Быстрый» употребляется применимо к ерику «Прокопной»

4) географические имена или топонимы хранятся долгое время.

5) «Быстрянский», «Быстрый», и «Чапух» с турецкого – суть одного и того же географического объекта – протоки подмывающей городок Багай - предка нашей современной станицы! 

Необходимые выводы:

1) В силу турецкого происхождения путешественник Элия Челеби казачьи городки Нижнего Дона называет неизвестными современным исследователям «нерусскими» именами. 2) Один из них, «Чапух» по имени стремительного рукава Дона.

3) На карте голландца Крюйса, ерик, подмывающий в 1704 году (позднее записок Челеби на 37 лет) городок Багай зовется Быстрянский

4) «Чапух» в качестве славянского перевода сохранился до сих пор в качестве гидронима ерик «Быстрый», «Лиман Быстрянский».

5) Предыдущие замечания дает нам право заявить, что топонимы «Багай» и «Быстрый» связаны, и описания Элвии Челеби по отношению к городку казаков под именем «Жапуха» относятся к истории раннего городка донских казаков Багай!

7) От старинного ерика Быстрянский (Быстрой) остался лишь рукав, некогда, соединяющийся с Волковым ериком и бывший одним целым: старым руслом батюшки Дона.

Восстановленная хронология

1672 год

Большая часть казачьих поселений Нижнего Дона зафиксированы, благодаря росписи (статистическому отчету о населенных пунктах на реке Дон того времени) атамана Фрола Минаева, и начинают официальную родословную с 1672 года (Семикаракорск, Романовка и многие другие). Именно в указанном документе впервые упомянут казачий городок Багай, как имеющийся на Дону населенный пункт с привычным нам именем [РГАДА, ф. 111,; 1672, №11, лист 28]. Турецкий топоним «Жапуха» Эвлии Челеби в данном описании не указан.

1688 год

Староверы

В 1688 году городок фигурирует под номером 44, как поселение старообрядческое. В условиях церковного раскола, такой статус привел к сожжению и разорению властями Багая [Савельев, Евгений Петрович. Древняя история казачества / Е. П. Савельев. - М. : Вече, 2004]. Данное факт, с одной стороны, свидетельствует об усилении царской власти на Дону. С другой стороны указывает на преимущество числа раскольников среди казаков - багаевцев.

1692 год

После подавления староверческого бунта на Дону в 1688 году, московское правительство предпринимает некоторые меры в пользу поддержки новых церковных порядков среди казаков. Имеют место «дачи» - помощь церковной утварью, литературой. О такой даче упоминают казенные и дворцовые приказы: «В 1692 г. 9 января дана была «Псалтырь со воследованием» «в часовню в городок Багай» [Дружинин, Василий Григорьевич. Раскол на Дону в конце XVII века: исследование В. Г. Дружинина / [соч.] В. Г. Дружинина. - СПб. : тип. И. Н. Скороходова, 1889. с. 57]. Данное свидетельство говорит о том, что вслед за разорением раскольников, власть попыталась навести порядок. Местному приходу, священнику и часовне пришла помощь. Документ так же указывает нам, что священнослужитель и часовня в Багае на тот момент имелись. Освященным храмом тогда, являлся лишь Черкасская церковь [Дружинин, Василий Григорьевич. Раскол на Дону в конце XVII века : исследование В. Г. Дружинина / [соч.] В. Г. Дружинина. - СПб. : тип. И. Н. Скороходова, 1889. с. 58], остальные казачьи городки имели лишь часовни.

1695 - 1696 годы

Петр I

На рубеже XVII-XVIII вв. после взятия Петром – I турецкой крепости Азов (1696г.), геополитическая ситуация изменилась, угроза нападения со стороны Османской империи и Крымского ханства снизилась и необходимость в «городках» как небольших крепостей, исчезла [Сухоруков В .Д. Статистическое описание Земли донских казаков, составленное в 1822-32 годах.— Новочеркасск, 1891. с. 131]. Следующую общую сводку данных о казачьих городках дают документы, относящиеся к Азовским походам Петра I. Приводим сведения из походного журнала царя 1695 г. и "Тетради записной", как пошли певчие дьяки под Азов" 1696 г. [10,С. 14— 18; С.47 — 50], не указывая те поселения, которые никак не характеризуются. В записях Петра – I: «Багаев. "На правой стороне стоит, на берегу". Странен факт, что Маныческий городок в этом документе не указан [Походные и путевые журналы императора Петра I 1695,1696,1697,1698,1699,1700,1701,1702, 1703,1704,1705,1706,1707 и 1708 годов. Изданные по современному списку. Походный журнал 1695 года.—СПб., 1853].

1707 год

Булавинская страница

Центральная власть становилась все более авторитарной и агрессивной. Крутой нрав европеизированного царя и условия длительной русско-шведской войны привели к прямому нажиму государственной системы на донские порядки. Сначала были отняты Бахмутские солеварные угодья, а затем Петр - I, в ответ на жалобы воевод (в связи с бегством крестьян и работных людей на юг России тормозилось кораблестроение и возведение азовских укреплений) предпринимает меры. В 1707 году от 2 го числа августа командиру двух полков, стоявших в Троицкой – на Таган-Рогу, полковнику князю Юрию Владимировичу Долгорукому прислан был из Люблина именной указ государя Петра I. Предписывалось отправиться на Дон, во «все казачьи городки для сыску беглых разного чина людей», которые из внутренних областей, со старых, насиженных мест бежали с женами и детьми на Дон, «оставя прежние свои помыслы, починя воровство и забойство».

Полковник незамедлительно начал выполнять указ царя. 2 сентября его двухсотенный отряд, выйдя с Азова, вошел в Черкасск. Беседы со старшинами позволили князю гораздо яснее представить огромные трудности, с которыми было связано выполнение царского указа. Черкасск вовсе не был заинтересован в выдаче беглых, это было ему не выгодно (беглые успешно работали на домовитых казаков и старшин, а по истечению времени и сами пополняли казачье войско). Потому царский чиновник лишь объявил о цели своего визита. Войсковой атаман Лукьян Максимов составил в ответ на это особый документ - атаманскую «сказку». Сказку князь принял, в этом документе было сказано следующее: «В Черкасске у нас чинить розыск о пришлых людях невозможно, потому что до сего времени великого государя такова указа не бывало, чтобы пришлых людей не принимать». Долгорукий согласился на такой компромисс легко, полагая, что он, выполняя царское поручение, вволю отыграется на остальной части земли Войска Донского. Получив от Максимова в провожатые старшину Ефрема Петрова, полковник начал свою карательную экспедицию вверх Дона от Черкасска увеличивая размах операции по мере отдаления царского отряда от казачьей столицы. А Юрий Долгорукий обнаруживал в каждом из казачьих селений большое количество новопришлого населения. К тому времени Багаевский городок, которому отроду было с полсотни лет, переживал вместе со всем Доном перипетии военно-политической жизни казачества. От 6 го по 9 ое сентября Долгорукий производил сыск в станицах Маныческой, Багаевской и Бессергеневской, лежащих по Дону, и нашел беглых всего 14 человек. Из них одного новоприбывшего нашли в Маныческой и двух в Бессергеневской. Следовательно, в Багаевской были найдены 11 человек новоприбывших, которые тут же были арестованы. В городке были арестованы и 16 «жен», мужья которых, пришедшие после Азовских походов, находились в Польше, в составе казачьих полков русской армии. Эти женщины были под расписку переданы атаману и старожилым казакам станицы. Смущает не то, что сами беглые были найдены, смущает, то, что в следующей станице Бессергеневке были обнаружены только 2 новоприбывших (это против 27 арестованных багаевцев). Все же верхние городки оказались наполовину, чуть ли не целиком населены беглыми! То есть в ближайших к Черкасску городках розыск не проводился или проводился формально («сказку» Максимова Долгорукий учитывал), тому свидетельство результаты Маныческой и Бессергеневской операций. А Багаевский городок к категории оберегаемых Черкасском территорий не вошел, несмотря на то, что находился рядом. На это же указывает и А.В. Шапоренко [Шапоренко А. В. Булавинская страница нашей истории // Светлый путь. № 110—111. 19 октября 2007].

Почему такое оказалось возможным? Думается по нескольким причинам. И Маныческая и Бессергеневская были более древними (по отношению к Багаевской) станицами с устоявшимся привилегированным казачьим населением. Это раз. В более молодой Багаевской найти новоприбывших было легче. Это два. И, наконец, судя по всему, наша станица в ту пору наиболее интенсивно населялась. А населялась кем? Новоприбывшими в том числе! Возникает закономерный вопрос: 27 арестованных это много? Среднее население донских казачьих городков в ту пору было около двух сотен жителей! По материалам же археологических раскопок Захара Ароновича Виткова (1951г.) Багаевский городок в XVIII столетии занимал весьма ограниченную площадь. То есть, и население его было небольшим. Потому поимка 27 жителей городка с последующими репрессиями в отношении к ним стала, несомненно, крупным событием в местной истории. Уже через месяц карательный отряд вместе с предводителем был уничтожен казаками. На Дону вспыхнул булавинский бунт. На смену погибшего Юрия Долгорукого царь прислал родного брата убитого, лейб-гвардии майора князя Василия Владимировича. Естественно, продолжение карательной экспедиции для В. Долгорукого стало делом чести. Дон залили кровью. В отчетах кровавого князя пишется, что общее число убитых повстанцев составляет 23500. Едва ли эта цифра соответствует действительности, поскольку все казачье население Дона в период Булавинского восстания, по подсчетам Н.С. Чаева и К.М. Бибиковой, состояло из 28 570 человек в 127 городках человек. Однако В.Долгорукий признавал, что память его не раз подводила и на самом деле эта цифра должна быть гораздо большей. Багаевская станица числится в списке разоренной в 1708 году [Булавинский бунт (1707–1708 г.). Этюд из истории отношений Петра В. к Донским казакам. Неизвестная рукопись из Донского архива Федора Крюкова. М.: АИРО–ХХ; СПб.: Дмитрий Буланин. 2004].

Власть в 1707-1708 гг. жестоко подавляет казачье восстание Кондратия Булавина, меняется казачья «вольность», вводятся наказные (назначаемые) атаманы, а городки поголовно меняют статус на «станица». Некоторое время казачье поселение имело двойной статус: «городок» и «станица» [Сухоруков В .Д. Статистическое описание Земли донских казаков, составленное в 1822-32 годах.— Новочеркасск, 1891. с. 131]. Преемницей городка Багай становится станица Багаевская. До указанного времени он носил только один статус - «городок» в разных транскрипциях: Багай, Богай, Бугай, Багаев, Богаев, Багаевский [Шапоренко А. В. Багаевский городок в старинных манускриптах//Светлый путь.2008. № 95-97 25 июля].

1709 год

В марте 1709 года ногайцы (кочевники) «пришед воровски», убили в Багае казака, 9 человек взяли в плен и угнали 50 лошадей [ГАРО д. 797, л. 12]. Данный факт говорит о том, что степные набеги татар продолжались даже в те времена, когда на Дону присутствовали регулярные части русской армии. А городок разоренный властями после булавинского восстания, видимо, был не в силах оказать достойного сопротивления.

1744 год

Впервые упомянута деревянная Багаевская церковь (не часовня) Святого Николая Чудотворца [Консист. арх., дел хозяйств., Май, 1872 г., № 2-й].

1745 год

Энциклопедия Татищева

В энциклопедии Татищева В.Н. читаем «Багай, станица Донская на острову реки Дона, выше Черкаскаго 15, от Манич 8, ниже Безсерганова 14 вёрст» [Татищев В. Н. Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской. Сочинённый господином тайным советником и астраханским губернатором Васильем Никитичем Татищевым. — СПб.: Тип. горн. училища, 1793. — Ч. 1-3.] . Кроме всего прочего знаменитый русский историк указывает на то, что городки Багай, Маныч и Безсерганов находятся на острове, называемом Безсерганов и длиной 30, шириною около 12 верст. Остров же омывается Аксаем и Доном [Татищев В. Н. Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской // Татищев В.Н. Избранные произведения. Л., 1979.]. Другие авторы Безсерганов остров называют Аксайским, обозначает на нем большое озеро и отмечают наличие внушительного количества рыбных ловель [Донские дела. СПб. (Пг), 1898-1917. Кн. 1-5].

1747 – 1751 годы

Взамен предыдущей ветхой церкви строится новый деревянный храм. Возведение церкви было осуществлено на деньги войскового дьяка Пантелея Селиванова, лица заметного в империи, имеющего именной подарок от императрицы Елизаветы Петровны от 28 июля 1744 года[http://www.saratnick.ru/the-news/54-muzejnye-novosti/498-oruzheynaya-kladovaya.html]. Освящен храм в 1751 году.

1773 - 1774 годы

В 1770 годах И.А. Гильденштедт вновь указывает Багаевскую вместе с Маныческой, Бесергеневской, Черкасской на длинном острове, который с июня месяца представляет собою «однообразное необозримое море, от коего на целый год остается множество маленьких озер и луж, которые сильно заражают страну гнилостными испарениями» [Гильденштедт И.А. Дневник путешествия в Южную Россию академика С.-Петербургской Академии наук Гильденштедта в 1773-1774 гг. // Записки императорского Одесского общества историй и древностей. Одесса, 1879. т. 11. с. 180-181, 202.].

1782 год

Заложена новая церковь [Консист. арх., дел хозяйств., Май, 1872 г., № 2-й]. Данный факт нам говорит о непродолжительном времени жизни церковных строений (всего 30-40 лет). А ведь храмы были основными постройками в казачьих городках и станицах. Впрочем, краткость жизни донских церквей объясняется частыми наводнениями и регулярными изменениями русла реки Дон. После переноса станицы в рамки современного поселения на левый берег, появится храм, который простоит почти 100 лет!

1801 год

На правом берегу отмечается Багай и в словаре М.А. Максимовича и А.М. Щекатова [Максимович М., Щекатов А. Географический словарь Российского государства. М., 1801. ч.1. с. 304].

1805 год

23 апреля

Освящена церковь на левом берегу Дона. Большинство источников утверждают, что станица была перенесена в рамки современного расположения в 1805 году вместе с переселением других станиц и основанием Новочеркасска. По отношению к станице Багаевской такое заявление - явное заблуждение, потому что церковная история говорит, что перенос храма, равно и строительство нового занимало от 3 до 5 и более лет. И чтобы освятить церковь в весенний месяц 1805 года, нужно было бы ее заложить году в 1801-1802! А, значит, в 1801 и 1802 гг. на левобережье уже стояли казачьи хаты. Любопытно и другое: исследователи связывают перенос станиц и столицы Войска Донского не с победой А.В. Суворова над Ногайской Ордою в 1783 году на Кубани, а с бунтом казаков в 1797 году и необходимостью расформировать казачье единство [http://nativregion.narod.ru/simple_page17.html]. После признания Крыма и Кубани Российской территорией в 1783 году, ногайская опасность на левобережье Дона, была сведена к нулю. Левобережье становится свободным для казачьего заселения. Появляются хутора Киреев, Федулов, Елкин и другие. Наверняка появляется после 1783 года и селище на современном месте райцентра, которое потом назовут станицей Багаевская.

1880 год Рогачевка

1890 год

Сулин Иван Михайлович Сулин (1861-1921 гг.)

Имея пять целковых с полтиной (5 рублей 50 копеек) сто лет назад можно было бы организовать годовую подписку на авторитетное издание «Донские епархиальные ведомости». Но мы живем сейчас, и нас интересует, что «Ведомости» писали об истории нашей станицы в позапрошлом веке! Информация собрана именитым донским краеведом И. М. Сулиным в большой работе «Краткое описание станиц области войска Донского». Мы предлагаем текст данного историка с небольшими, но необходимыми нашими комментариями краеведческого характера, выделенными жирным шрифтом. Данные замечания необходимы в силу того, что накопилась дополнительная историческая информация, которая не была доступна господину Сулину И.М., а еще потому, что бурный XX век многое изменил в окрестностях станицы и, о многом заставил забыть его станичников!

Мы открываем 882 страницу № 22 за 1890 год и читаем (сохраняя орфографию XIX века, избавившись лишь от «Ъ» и «Ять») следующее: «Багаевская станица поселена на левом берегу Дона, на месте ровном, в 25 верстах (почти 27 километров) от Новочеркасска. Жители преимущественно занимаются хлебопашеством и рыболовством. Первоначально станица находилась на правой стороне ниже по течению реки, в одной версте от настоящего поселения (все древние станицы Нижнего Дона были правобережными из-за того, что левый берег занимали давние враги и соперники казаков, ногайские татары). В 1805 году станица переселилась на настоящее место (на самом деле, переселение началось значительно раньше, уже в апреле 1805 года церковь была освящена на новом месте, а ее нужно было еще построить, что занимало обычно несколько лет). В 1672 году Багаевская станица уже существовала. [Истор. Опис. З. в. Д., II, 570]. Станица делится на три части: а) «Станица» (современные улицы центра от парома до субботнего базара); б) «Залапатина», названная так потому, что от станицы она отделяется Лапатиной, или ложбиной, которая во время весны делается настоящей рекою в 150 сажен ширины (почти 320 метров), а летом высыхает, и в) «Рагачевка» (юго-восточная часть). До 1744 года в этой станице была деревянная Николаевская церковь; она стояла у Дона близ берега, который от ежегодного наводнения подмывался и обрушивался; вследствие этого указом от 27 ноября того же года велено ее перенести на более безопасное место [Консист. арх., дел хозяйств., Май, 1872 г., № 2-й]. Вместо ее в 1747 г. была построена (три года строили!!!) новая церковь, деревянная же, в тоже наименование, на средства войскового дьяка Пантелея Селиванова, освящена 7 февраля 1751 г. (еще потребовалось почти 4 года!). Пантелей Селиванов был действительно человеком незаурядным. Оказывается Селиванова знала сама императрица России!!! В Саратовском областном музее в коллекции оружия находится жалованная сабля XVIII века. Это типичное оружие казачьих войск того времени, изготовленное большим мастером своего дела. На клинке выгравирована надпись: «Божьею Милостью мы Елизавета Первая императрица и самодержица Всероссийская и прочая и прочая пожаловали сею саблею войска донского старшину и войскового дьяка Пантелея Селиванова за его верную службу в Москве июля 28 дня 1744 году». То есть дочь Петра – I, имела вескую причину наградить багаевца по-происхождению войскового старшину и дьяка[http://www.saratnick.ru/the-news/54-muzejnye-novosti/498-oruzheynaya-kladovaya.html].

 В 1782 году заложили новую деревянную церковь, в то же наименование, на другом более безопасном от воды месте (спустя год!). По случаю переселения станицы на настоящее место перенесена была и церковь; освящена 23 апреля 1805 года (данная церковь является багаевским долгожителем - просуществовала почти век! Она находилась на месте очистных сооружений современного консервного завода). В настоящее время в станице строится каменная церковь, но еще (на 1890 г.) не окончена (эта церковь не просуществовала и полвека, была разрушена в конце 1930 годов, находилась на месте памятного креста в Центральном парке станицы). Утварью церковь достаточна. В ней есть Евангелие 1717 г., Апостол 1704 года и Пролог 1685 года. (опись церк. имущ. 1853 года). Из урочищ в юрте этой станицы есть местность «Вертугановым» (И.М.Сулин и его современники старинное имя нерусского происхождения произносят на славянский манер «ветреное место». На самом деле, это хорошо нам известный Артуган и озеро Малый Артуган (старое имя ныне высохшего озера Попова). Кстати сказать, Артуган неправильная транскрипция XIX века этим грешили и станичники и картографы. Правильно писать «Ортуган», с тюркского языка это означает «Средненький», «Средний», «Находящийся на полпути»). По преданию, оно когда-то служило черкесам кладбищем, (черкесами в XIX веке называли адыгов и вообще жителей Северного Кавказа), что подтверждается и настоящим видом: на нем заметно множество впадин, указывающих на места могил, которые, вследствие постоянного подмывания Доном постоянно обнаруживается. В этой же местности попадаются черепки глиняной посуды; из них некоторые имеют до 1,5 вершка толщины (4,3 сантиметра). Выше же станицы есть урочище, называемое «Абашкин яр», который, по преданию, назван так потому, что на этом месте некогда имел притон со своей шайкой разбойник из татар Абашка. Притон его находился на левом берегу Дона, который в то время был высокий и резко выдавался мысом в реку, а окружающая местность на юго-запад и северо-восток более чем на 10 верст (10,5 километра) была покрыта непроходимым густым лесом.

Близ хутора Федулова находится «Малюбанов» (нам более известно название Майлюбашев, что с тюркского переводится, как «Масленая голова», «Жирная голова», «Богатая голова»). Курган, названный, как говорит предание, по имени татарского князя Малюбана, который в нем похоронен. Живые урочища: (к сожалению, события XX века уничтожили многие из них) курганы: Острый, Пресный, Три брата, Кирпичной, Староверовы, Наливашин, Казачий редут, Махаев, Частые; озера: Хомутец, Сладкое, Касарское, Чикалины, Бондарное, Калиново, Шаховское, Жебрево; лиманы: Шаховский, Пресной, Большой Западенской, Долгой, Круглой, Садковский, Астахов, Хомутник; оз. Хаара-Хомутец; реки Таловая, Хомутец; балки Наливанина, Редутка, Садковская, Придон, Хомутник.

Вот такой информацией спустя столетия можно обладать! Можно данные факты обрабатывать и получать новые знания!

1913 год

Экспроприация

Летом 1913 года у станицы произошло громкое ограбление парохода "Петр", злоумышленники изловлены, но около 10 пудов серебряной монеты были нарочно затоплены пиратами в лимане у острова Буян [К ограблению парохода «Петръ» // Приазовский край. 1913. 21 авг. (№ 18)], [http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m11/0/art.aspx?art_id=1489]




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"